«Я поддерживаю синьцзянский хлопок»: Как США попытались заставить Китай уйти с дороги

«Я поддерживаю синьцзянский хлопок»: Как США попытались заставить Китай уйти с дороги

Прошедшая в Анкоридже (Аляска) встреча высокопоставленных дипломатов КНР и США, как видно, не стала отправной точкой для перезагрузки отношений между двумя странами.

Несмотря на многочисленные примирительные заявления с китайской стороны, американцы всячески усиливают нажим на КНР, обостряя конфронтацию. В минувшее воскресенье в интервью телеканалу CNN, госсекретарь США Энтони Блинкен раскрыл коварный замысел, заявив, что США намерены с позиции силы выстраивать отношения с Китаем. «Очевидно, что в отношениях с Китаем возникает все больше аспектов, усиливающих конфронтацию, они определенно носят сопернический характер, но есть и сферы для сотрудничества. В конечном счете мы должны выстраивать отношения с Китаем с позиции силы». По словам госсекретаря, США тут еще и рассчитывают на поддержку партнеров и союзников: «Если мы будем вырабатывать совместный подход к вызовам, которые представляет Китай, мы эффективнее будем с ними справляться».

Впрочем, никаких новых моментов, которые привиделись Блинкену, не существует. А есть длинный перечень претензий Вашингтона, основанный на двойных стандартах и их видении мира, который зиждется на одном ките — доминировании США. Этот список включает и нарушение прав человека в Гонконге, Синьцзяне, и китайский «шпионаж», и кражу технологий, и еще много чего. Для краткости его можно свести к формуле «ты виноват уже тем, что хочется мне кушать». Список возник в головах американского истеблишмента в период президенства Трампа, когда там обнаружили, что Китай подрос и вот-вот обойдет США по многим параметрам. Перечень претензий практически никак не изменился и при новой администрации. Причем, и Гонконг и Синьцзян существовали задолго до Трампа.

И вот в свете этого подхода встречу в Анкоридже США отметили введением санкций в отношении китайских должностных и юридических лиц, которые по оценке Вашингтона повинны в нарушении прав человека в Синьцзяне. Янки по обыкновению ждали, что противная сторона немедленно расшаркается, извинится и исправится. А после того, как китайцы зеркально ответили, прозвучало поразительное по своей наигранной наивности заявление Госдепа: «Соединенные Штаты осуждают безосновательные санкции КНР в отношении двух членов Комиссии США по международной свободе вероисповедания, которые, очевидно, были введены в качестве ответной меры на санкции США в отношении официальных лиц КНР, связанных с серьезными нарушениями прав человека в Синьцзяне».

Пару слов по поводу того, о чем сыр-бор. Находящийся на северо-западе Китая Синьцзян-Уйгурский автономный район населен одним из многочисленных национальных меньшинств страны — уйгурами, большинство из которых исповедует ислам. По информации властей КНР, в Синьцзяне действуют сепаратистские группировки, связанные с международным террористическим исламистским подпольем.

В августе 2018 года представители Управления верховного комиссара ООН по правам человека заявили, что в их распоряжение поступили объективные данные о том, что в исправительных лагерях СУАР могут противозаконно содержаться до 1 млн уйгуров. Управление предложило отправить наблюдателей в этот регион, выразив обеспокоенность по поводу сложившейся там ситуации. Нетрудно догадаться, откуда поступили эти данные.

Власти Китая многократно опровергали информацию о лагерях. В конце 2018 года они сообщили, что в регионе функционируют центры образования и профессиональной подготовки. По заявлению китайских официальных лиц, там содержатся попавшие под влияние идей терроризма и экстремизма лица, которых обучают китайскому языку, основам письма, коммуникативным навыкам и основам законодательства КНР.

Для облегчения понимания с большой натяжкой можно сравнить Синьцзян с Чечней. Синьцзян — один из наиболее динамично развивающихся регионов КНР, который получает огромные дотации центра. Невозможно не согласиться с доводами Пекина о сепаратизме и угрозе терроризма, исходящих из Синьцзяна. В Анкоридже китайская сторона четко заявила, что Синьцзян (да и Гонконг) используются американцами как повод для давления и такие попытки не будут иметь никакого успеха. Член политбюро ЦК КПК Ян Цзечи в ответ на претензии Госсекретаря Блинкена порекомендовал лучше заняться правами чернокожих в США.

О том, что китайцы правы, говорит хотя бы то, что тему удивительно вовремя обострили компании Nike и H&M, заявив об отказе от синьцзянского хлопка, который якобы является продуктом подневольного труда. Но получилось так, что в Синьцзяне производится 90 процентов китайского хлопка, а КНР — крупнейший в мире производитель этого сырья и второй по объемам экспорта. А самый крупный экспортер — США. Нетрудно догадаться, кому на руку бойкот хлопка из Синьцзяна.

Но вышло не совсем так, как задумали в Вашингтоне. Китайская общественность объявила войну H&M и Nike, призвав не покупать их продукцию. В блоге Коммунистического союза молодежи Китая в соцсети Weibo появились скриншоты заявлений H&M и Nike с комментарием: «Распространяют слухи, чтобы бойкотировать синьцзянский хлопок, но при этом хотят делать деньги в Китае? Размечтались!»

К бойкоту присоединились самые популярные торговые интернет-площадки Китая, включая TMall, JD.com, Taobao и Pinduoduo, где товары вышеупомянутых брендов были сняты с продажи. Китайская газета Global Times напомнила, что когда-то «язвительные замечания» о синьцзянском хлопке делали еще и Adidas, New Balance, Burberry и Zara. И теперь им тоже не сладко. «Нельзя просить китайцев отойти в сторону и позволить этим компаниям сохранять политкорректность для Запада, а в Китае попирать достоинство китайских потребителей, — написала Global Times. —  Китайский рынок неизбежно накажет эти компании». Публикации под хештегом «Я поддерживаю синьцзянский хлопок» набрали в соцсети Weibo почти с 2 млрд просмотров. Пользователи начали публиковать видео, показывая, как они сжигают продукцию компаний. И что теперь?

Для H&M китайский рынок является третьим по величине после Германии и США. В 2019 году продажи H&M в Китае, где у компании 520 магазинов, достигли $ 1,4 млрд. Для Nike китайский рынок вторым по величине после Северной Америки. У Nike в Китае 7 тыс. магазинов, и в 2020 финансовом году продажи компании там составили $ 6,7 млрд.

Вряд ли эти мировые брэнды готовы так просто отказаться от своих китайских барышей. А ведь придется, если они будут подпевать американской дипломатии.

Удивительно то, что очередная провокация с американской стороны последовала на фоне примирительных заявлений, которые продолжает делать Пекин. 26 марта посол КНР в США Цуй Тянькай в интервью тому же Си-Эн-Эн заявил, что китайско-американский стратегический диалог на высоком уровне в Анкоридже был своевременным и полезным и укрепил взаимопонимание двух стран. Китайский дипломат выразил надежду, что встреча станет началом продолжительного разговора, контактов и координации двух сторон в будущем. Глядя в глаза американской публике, китаец также отметил, что разделение мира на лагеря и создание конфронтационных военных блоков не является путем к решению проблем, а цель развития Китая заключается в удовлетворении стремления китайского народа к прекрасной жизни. Китай не ставит цель конкурировать с какой-либо другой страной.

Слова Госсекретаря Блинкена о союзниках не были пустыми. К компании в защиту прав уйгуров подключились соответствующие уполномоченные англичане в количестве 9 персон. Ответом всем им стал запрет въезда в Китай, заморозка их китайской собственности, а также предостережение Лондону не идти в фарватере Вашингтона во избежание дальнейших осложнений. Английские бренды пока в разговор не вступают.

И даже после этого МИД КНР уполномочил своего представителя Хуа Чуньин заявить о готовности Китая «совместно работать с США для добросовестного исполнения важного консенсуса, достигнутого главами двух государств во время их телефонного разговора в канун китайского Нового года». «Хочется надеяться, что Соединенные Штаты пойдут навстречу Китаю и будут развивать китайско-американские отношения на основе принципов отсутствия конфликтов и конфронтации, взаимного уважения и обоюдовыигрышного сотрудничества, чтобы вернуть двусторонние отношения на путь здорового и стабильного развития». Китай никогда не ставил цель превзойти Соединенные Штаты, но полон решимости постоянно превосходить себя, становясь своей лучшей версией.

Высказалась Хуа Чуньин и по сути претензий, сказав, что оценка политической системы в первую очередь зависит от ее соответствия национальным условиям, возможностей обеспечить политическую стабильность, социальный прогресс и улучшение условий жизни населения, а также от способности заручиться поддержкой народа и способствовать прогрессу человечества.

Китай придерживается концепции развития, ориентированной на людей, подчеркнула Хуа Чуньин, напомнив, что ее страна на 10 лет раньше запланированного срока достигла цели по снижению бедности, обозначенную в Повестке дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года. «Мы создали крупнейшую в мире систему социального обеспечения, охватывающую почти 1,4 млрд человек. Это не только повысило доходы и уровень жизни населения, но и обеспечило каждому доступ к жилью, образованию и медицинскому страхованию». И тут уж Вашингтону точно круть нечем, как ни крути, развитие Китая происходит в интересах всех слоев китайского общества и приводит к беспрецедентному повышению уровня благосостояния.

Китай и Соединенные Штаты являются двумя крупнейшими экономиками мира, и неудивительно, что при переплетении их интересов между ними возникает конкуренция, примирительно заявила Хуа Чуньин. Но это не должно мешать отношениям, основанным на честности и справедливости. «Мы надеемся на уважение друг друга, позитивное взаимодействие, развитие взаимовыгодного сотрудничества с другими странами, включая Соединенные Штаты, а также на постоянное превосходство и совершенствование самого себя и превращения друг друга в лучшие версии самих себя на благо мира».

США, как видно, такая конкуренция не по нраву. Там предпочитают создавать себе преимущества, используя любые экономические, политические и даже военные средства. Например, они, как и в Черном, хотят чувствовать себя хозяевами и в Южно-Китайском море. И за всеми конкретными противоречиями явственнее просматривается глобальное доминирование любой ценой. Но Китай все менее склонен отступать и принимать условия «императора».

Об авторе: Михаил Морозов, обозреватель газеты «Труд»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика