Киев использует шпионские «консервы» по всей России

Киев использует шпионские «консервы» по всей России

В России и на контролируемых Москвой территориях Донбасса участились случаи шпионажа в пользу Украины. Среди тех, кто попадает в руки спецслужб, граждане обоих государств. Похоже, Киев использует своего рода «консервы», которые со временем «размораживаются», чтобы нанести ущерб безопасности нашей страны.

Севастопольский городской суд 24 марта приговорил к 12 годам колонии за госизмену 65-летнюю россиянку Галину Довгополую. Она передавала Украине сведения об отдельном авиационном полке Черноморского флота. В частности данные, «раскрывающие сроки действия позывных, частот и ключей, индексов радиостанций, ключей к таблицам радиопозывных и таблицам дежурного радиста».

Как пояснил «СП» координатор «Левого фронта» в Ялте Максим Фирсов, Довгополая широко известна жителям Крыма как идейная сторонница бандеровской власти в Киеве. Ее дети после майдана переехали на Украину, а она сама, оставаясь на полуострове, раздавала интервью украинским СМИ, «когда им надо было показать „пострадавших“ жителей Крыма, не одобряющих приход России».

Также 29 марта в апелляционной инстанции был подтвержден приговор гражданину Украины Василию Василенко, осужденному на 12 лет колонии строгого режима за шпионаж. Василенко планировал передать украинской стороне информацию о зенитно-ракетных комплексах С-300, но в конце 2019 года был задержан ФСБ при получении партии комплектующих в интересах госконцерна «Укроборонпром».

За последние годы было множество такого рода случаев. Какова мотивация тех, кто решил стать современным «Джеймсом Бондом» с киевским выговором? Как становятся украинским шпионом?

— Случаи, когда тот или иной житель Крыма работает на Киев, вскрываются довольно часто, — рассказал Максим Фирсов. — Буквально на днях задержали мужчину — готовил теракты. Суда пока не было, идет следствие. Украинская сторона называет его журналистом. Он ездил по полуострову и снимал по заданию нескольких СМИ, включая «Радио Свобода» * и т. п. В итоге, он привлек внимание органов, его задержали. Он дал признательные показания. На полуострове есть люди, которые открыто выражают свои симпатии Киеву.

Так, во время пандемии был любопытный случай: некого Олега Софяника из-за коронавируса не выпускали на Украину, и он грозился туда уплыть. А он советский еще диссидент, пловец-марафонец. Может проплыть десятки километров. В 1980-е годы он спрыгнул с корабля и уплыл за границу. После распада СССР он вернулся и жил в Севастополе. А когда Россия вернула Крым, он опять начал продвигать свою концепцию — грозился уплыть. Он идейный бандеровец и был им тогда, когда это было еще не модно.

«СП»: — Откуда они такие берутся?

— Есть некая социальная среда. В Крыму доля украинского населения достаточно весомая. А кроме того, далеко не все довольны воссоединением полуострова с Россией. Это касается разного рода мелкого бизнеса, связанного с торговлей, с обслуживанием туристов. Люди имели землю, налаженные черные или серые схемы, знали, кому платить, чтобы их бизнес шел нормально. А пришла Россия и теперь все нужно делать по правилам: получить лицензию, регистрировать туристов и т. п. Многие из них, переживая разного рода трудности, начинают ностальгировать по Украине.

На самом деле они ностальгируют по временам Януковича, которых давно нет. Сами они не жили при бандеровской власти, и им кажется, что Украина — это то, что было в Крыму до 2014 года. Выиграли от воссоединения с Россией бюджетники, госслужащие, пенсионеры. В целом соотношение между пророссийскими и проукраинскими жителями полуострова остается прежним. Если сейчас провести референдум, результаты будут примерно те же. Просто многие люди, голосуя в 2014 году, надеялись вернуться в Советский Союз, потому что они из него вышли, а вернулись в нынешнюю Россию.

«СП»: — Помимо шпионов и диверсантов в Крыму нередко арестовывают членов организации «Хизб ут-Тахрир» **. Это как-то связано с бандеровской властью в Киеве?

— При Украине их в Крыму тоже щемили. Спецслужбы, тот же Яценюк, который тогда занимался Крымом, требовали даже принять закон и включить их в список запрещенных организаций. Но сильнее всего с «хизбами» боролся «Меджлис крымско-татарского народа»*** Мустафы Джемилева. Потому что первые — исламисты-интернационалисты, а вторые — националисты. Они были политические конкуренты. А теперь меджлисовцы на Украине кричат о том, как «хизбовцев» репрессируют в Крыму, потому что они татары, привязывая таким образом их к теме борьбы Киева с Москвой.

О том, насколько остро проблема шпионажа стоит на фактически подконтрольных России территориях Донбасса, рассказала экс-начальник комиссии по делам военнопленных и без вести пропавших, бывший начальник медицинской службы батальона армии ДНР Лилия Радионова.

— Тема не новая. У нас в ДНР только что осудили женщину за шпионаж в пользу Киева. К сожалению, такие люди есть. Люди были вынуждены выезжать на территорию Украины за пенсиями, банковскими вкладами, и конечно же многих вербовали там.

Так, одна моя сослуживица, она работала на «Скорой помощи», много лет собирала себе на квартиру. С началом войны стала ездить в Мариуполь потихоньку снимать эти деньги. В итоге ее перехватили на блокпосту, распотрошили телефон и стали вербовать. Их интересовало, где лечится Александр Захарченко. Запугивали, отвезли в СБУ, задержали старую мать. В итоге она вынуждена была подписать соглашение о сотрудничестве. После того, как ее отпустили, она пришла в наши органы и все рассказала. Сейчас у нее все нормально, она работает, но на Украину уже больше не ездит.

Есть категория людей, которые просто не выдерживают. Ведь эта война длится уже семь лет — дольше, чем Великая Отечественная. Они видят отсюда свой дом, но попасть туда не могут — он на чужой территории. Бывает, сдают нервы. Бросают все и идут домой. Тем более на Украине есть специальная программа «Повертайся до дому» (возвращайся домой). Мол, признайся, раскайся, будешь жить на Украине, дадим тебе пряников-варенья-печенья. Кого-то из согласившихся пиарят, показывают, как у них все хорошо. Но в основном таких людей арестовывают и вынуждают работать на СБУ.

При этом есть категория «упоротых» западенцев, которые убеждены в своей правоте. Они наиболее опасны. Потому что они хитры, изворотливы и у них есть идея. Такие люди есть и в ЛДНР, и в России, и на Украине. Как бы ни смеялись над спецслужбами Украины, там идиотов нет. Там люди тоже с образованием, с опытом и многие из них вышли еще из школы КГБ. У них есть и навыки, и технологии. Плюс есть контрразведка в Минобороны Украины. И они работают. Людей сюда к нам засылают. Шантажируют людей, выкладывают их адреса, места службы. Иногда это работает.

«СП»: — Но это наверное исключение? Вы и сами попадали в плен…

— Да, после того как нас обстреляли, вывезли на ту территорию с мешком на голове. Никого не видела, только слышала (все говорили по-русски). Привезли в харьковское СБУ. Сидишь, видишь только маленькую полоску неба. Тот факт, что я медик, помог мало. Пытались узнать информацию о расположении блокпостов и даже «повесить» на меня «Боинг». Мне помогло то, что за меня вступились люди из России: Эдуард Лимонов, Семен Пегов, Габрелянов, все телеканалы говорили. МИД РФ пытался что-то сделать, но неудачно. Потом, когда освободилась, помогала вызволить тех, кого видела в харьковском СБУ.

По словам военкора, экс-бойца ополчения Донбасса Ростислава Журавлева, опасность, исходящую от идейных сторонников киевской власти в местах их компактного проживания в России, властям удалось купировать.

— Очень много «западенцев» живет и работает в Западной Сибири: Тюменской области, на Ямале, Югре. Они там еще с советского времени, когда начали развивать нефтегазовый комплекс. Например, отраслевой вуз был открыт в Ивано-Франковске. Выходцы с Западной Украины приезжали в Сибирь геологами, строителями, молодыми специалистами, а потом оставались жить.

Города у месторождений все очень молодые. Там много украинских названий в топонимике. Например, в городе Муравленко есть даже «украинские уголки», где чествуют вышиванки, рушники, национальную кухню. На улицах ларьки «Украинский хлiб». В очереди спокойно говорят по-украински. Там запросто можно встретить флаг Украины.

Местные жители периодически ездят к себе домой — на Западную Украину. Но при этом уже не чудят. После 2014 года бывали случаи некой украинской национальной фронды, пытались «майданить», сеять рознь, но таких людей очень быстро выявляли и отправляли на Украину. Как правило это были родственники тех, кто живет в Сибири давно.

«СП»: — Получается, выпроваживали потенциальных шпионов с территории страны?

— В северных районах мало солнца, ничего не растет. Выходя на пенсию, они хотят переехать домой, на Украину, где все лоснится-колосится. Но при этом никто не хочет менять российское гражданство на украинское. Потому что у нас есть северные пенсии, есть пенсии нефтегазовых компаний. И как правило, они прописываются где-нибудь в Белгородской области, чтобы жить на Украине.

Все что касается русско-украинских отношений, то ямальская модель является, пожалуй, эталонной. В плане общего созидания, труда, развития региона. Хотя были и те, кто воспринял 2014 год болезненно и сразу уехал. Назад им дороги уже нет. В России им все дают, возможность и заработать, и жить в национальной культуре, но только в обмен на нормальную жизнь.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика