Сгнивший «ядерный щит» США

Сгнивший «ядерный щит» США

Техник в национальной лаборатории Лос-Аламос, работающий с плутонием в рамках Программы управления запасами США. Лаборатория стремилась сыграть важную роль в производстве новых ядерных боезарядов, несмотря на нарушения мер безопасности. Источник фото: U.S. Energy Department

Со времен начала холодной войны тематика ядерного оружия занимает ключевую роль в обеспечении обороноспособности нашей страны – ныне же можно сказать, что она выполняет сакральную роль и в качестве одного из ключевых и важнейших элементов влияния России во внешней политике. Впрочем, существует и обратная сторона восприятия атомного арсенала – и крайне яркое воплощение она получила в Соединенных Штатах Америки…

Порой, рассматривая оружейную тематику, можно найти ряд крайне забавных казусов – так уж случается, что страны-первообладательницы того или иного типа оружия со временем теряют понимание концепций его применения. Подобную проблему некогда пережила Великобритания, впервые испробовавшая танк на полях сражений, а в наши же дни ее переживают США – по сей день единственная страна, применившая ядерное оружие на войне.

Для большинства жителей России – как и профессионалов, так и людей, несведущих в военном деле – подобное пренебрежительное отношение к ядерному арсеналу может показаться дикостью и величайшей глупостью – в свое время и СССР, и РФ смогли обеспечить свой суверенитет лишь благодаря наличию оружия массового поражения. По сей день развитие РВСН (и вообще элементов «ядерной триады») является ключевым направлением финансирования всех оборонных проектов – не будет ошибочным и утверждение о том, что данная отрасль нашей науки и промышленности действительно занимает лидирующие позиции в мире.

Вообще, проблемы с американским ядерным арсеналом оказались полной неожиданностью не только для союзников и недругов США, но и для высшего военного и политического руководства Штатов. В некотором отношении суть ведущихся во властных кругах дискуссий напоминает яростные споры о необходимости флота в нашей стране: у многих складывается впечатление, что ситуация зашла слишком далеко, и вложенные ресурсы абсолютно и никоим образом не окупят своих вложений.

В сегодняшнем материале я предлагаю вкратце ознакомиться с ситуацией, которая сложилась вокруг американского атомного оружия.

Сгнивший «ядерный щит» США

Председатель Объединенного комитета начальников штабов Джозеф Данфорд рассматривает перспективный вариант боевого блока для межконтинентальных баллистических ракет Minuteman III. База ВВС Майнот, Северная Дакота, 2016 г. Источник фото: U.S. Navy/Joint Chiefs of Staff
Начать стоит с того, что после развала СССР американские силы ядерного сдерживания стали пребывать в перманентном упадке: исчезла угроза начала Третьей мировой, и военный бюджет испытал на себе все прелести оптимизации. Под сокращение пошли новые и эффективные, но дорогостоящие в эксплуатации виды вооружений – например, авиационная крылатая ракета AGM-129 ACM и тяжелые МБР LGM-118 «Peacekeeper». Производство ядерного оружия было прекращено в 1991 году – да-да, самой свежей американской боеголовке уже тридцать лет!

Абсолютно беспощадно было урезано финансирование любых перспективных проектов, связанных с развитием сил ядерного сдерживания, а закон о национальной обороне (National Defense Authorization Act, NDAA) расширился за счет запрета выделения средств на разработки любых мобильных пусковых установок (аналогов наших «Ярсов» и «Тополей»).

В связи с перечисленным можно без каких-либо прикрас заявить, что сегодня американская ядерная триада состоит из компонентов, которые устарели не только морально, но и технически… Ядерный щит превращается в сгнивший…

Ярким примером тому можно назвать МБР LGM-30G «Minuteman III» – на данный момент это единственный представитель наземной компоненты ядерной триады США. Производство этих ракет было прекращено в 1977 году – самой новой из произведенных стукнуло уже 44 года. Конечно же, за время службы они неоднократно модернизировались: так, в конце 90-х началась пятнадцатилетняя программа по «перезаправке» твердого топлива, а в 2014 стоящие на вооружении ракеты прошли переоснащение на одинарные боевые блоки (вместо тройных) с целью увеличения числа носителей. Данную меру стоит рассматривать как желание обойти ограничения договора «о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений». Концептуальным обоснованием подобного решения стали рассуждения о том, что противнику будет сложно уничтожить большое количество носителей – а значит, это увеличивает шансы того, что конфликт не дойдет до обмена ядерными ударами.

Отдельно стоит упомянуть, что подобное переоснащение парка МБР позволило снизить затраты на их обслуживание, а взамен демонтированных боевых блоков были установлены радиотехнические средства и «обманки», увеличивающие шансы на преодоление ПРО.

Сгнивший «ядерный щит» США

Районы развертывания шахтных МБР «Minuteman III». Источник фото: National Historic Sitе
Впрочем, американское экспертное сообщество резко настроено даже против столь, в сущности, скромного и устаревшего арсенала – в данный момент идут нешуточные споры, посвященные полному сокращению сухопутной компоненты сил ядерного сдерживания США. Вообще, здесь стоит сделать одну интересную оговорку: Америка после окончания холодной войны, вообще, перестала ассоциировать свою военную мощь с численностью, да и как таковым фактом обладания ядерным арсеналом. Численный и качественный перевес Штатов в конвенциальных вооружениях был настолько очевиден, что атомное оружие стало эдаким ненужным балластом, содержать который не слишком-то хочется, но приходится – как ни крути, это один из признаков сверхдержавы…

Впрочем, агрессивный напор «лево-зеленых» (позвольте мне таким беспардонным образом описать радикальные социалистические элементы, чья диктатура ныне воцарилась в США) не утихает, а наземная компонента СЯС выглядит чрезвычайно привлекательным объектом нападок. Основной аргумент донельзя прост: наземные МБР слишком уязвимы перед лицом превентивного удара. Вторичные, впрочем, тоже довольно незамысловаты – они в первую очередь имеют экономическое обоснование. Содержание инфраструктуры «Минитменов» обходится слишком больших средств, и они, помимо прочего, являются потенциальной причиной уничтожения населения, которое проживает в районах местонахождения пусковых шахт.

Сгнивший «ядерный щит» США

Тестовый запуск МБР «Minitmen III», проведенный 91-м ракетным крылом ВВС США. 2020 г. Источник фото: U.S. Air Force
Морской и авиационной компонентам триады достается куда меньше – в США традиционно считается, что подводные крейсера стратегического назначения наименее уязвимы, а значит, чрезвычайно опасны для противника. Дальние бомбардировщики тоже находятся вне критики – они имеют двойной функционал, чрезвычайно полезный и востребованный даже в локальных конфликтах. Безусловно, всеобщее наступление на ядерный арсенал не оставляет без внимания и перечисленные вооружения, но Пентагону удается отстаивать финансирование программ, посвященных перспективным носителям ЯО (например, B-21 Raider, разработку ядерных боевых частей для крылатых и гиперзвуковых ракет).

Подобный «пацифизм», впрочем, таковым не является – все разговоры о полном ядерном разоружении имеют под собой вполне очевидную подоплеку: если мировой атомный арсенал будет утилизирован, то военная гегемония США примет вид очевидного и безоговорочного факта. Военные (в том числе и чиновники Министерства обороны), впрочем, категорически не согласны с любой формой сокращения и оптимизации сил ядерного сдерживания.

Вот, например, недавние слова кандидата на пост заместителя Министра обороны Кэтлин Хикс в ходе слушаний в Сенате:

«Меня беспокоит небоеготовое состояние нашей ядерной триады – в случае, если все пессимистичные прогнозы подтвердятся, моя команда начнет немедленное изучение и проработку путей решения данной проблемы. Ядерное сдерживание является краеугольным камнем национальной безопасности США – и так будет до тех пор, пока существует ядерная угроза со стороны других стран».
Сторонники развития программы МБР сухопутного базирования приводят, в основном, аргументы, связанные с текущим техническим состоянием арсенала СЯС – очевидно, что дальнейшее продление срока службы и модернизация «Minuteman III» невозможны (или же это будет стоить куда больших средств, нежели создание новой ракеты); кроме того, в долгосрочной перспективе обслуживание МБР, построенных с опорой на современные технологии, будет дешевле и проще, а боевая служба ракет шахтного базирования наименее ресурсозатратна и дает высокий коэффициент боевой готовности, недоступный ПЛАРБ и стратегическим бомбардировщикам.

В данный момент ВВС США активно развивают программу GBSD (Ground Based Strategic Deterrent, «Сухопутный стратегический сдерживатель») – по известным данным, это твердотопливная баллистическая ракета более компактных размеров, чем «Minuteman III» (который, кстати, меньше российского «Тополя-М»), вероятнее всего, моноблочная и предназначенная, вопреки запрету закона о национальной обороне, в том числе и для базирования на мобильной пусковой платформе.

Разработчиком выступает знаменитая компания Northrop Grumman (она же, к слову, разрабатывает и B-21 Raider) – все конкуренты вышли из конкурса в 2018–2019 годах, а с 2020 проект получил финансирование в размере 552,4 млн долларов. В текущем 2021 финансовом году будет выделено 1,5 млрд долларов, а на 2022 год планируется запросить 2,5 млрд долларов. В течение последующих же трех лет будет выделено по 3 млрд долларов в год. Общая стоимость программы оценивается в 93,1–95,8 миллиардов. Большую часть суммы составляет строительство 659 ракет (из них 25 для первичных испытаний, а остальные – для развертывания группировки для замены 400 МБР, которые стоят на текущем боевом дежурстве с учетом регулярных испытательных и гарантийных пусков), а 14,8 млрд долларов уйдут на производство боезарядов W87-1. Заявлено, что боевые блоки будут конструктивно повторять заряды W87 ранее списанных ракет LGM-118 «Peacekeeper».

Желательной датой достижения оперативной готовности назван 2029 год. Вероятной – 2031. Полная же замена парка «Minuteman III» должна произойти в конце 30-х – по сути, обновление сухопутной компоненты триады займет не менее 20 лет.

Сгнивший «ядерный щит» США

Бомбардировщик B-2 Spirit Стратегического командования ВВС США во время дозаправки на Азорских островах. 2021 г. Источник фото: U.S. Air Force
Вероятно, обновление носителей ядерного оружия начнется с авиационной компоненты – перспективный бомбардировщик B-21, пожалуй, в данный момент является проектом, наиболее близким к своему завершению. Далее последуют подводные лодки типа «Колумбия» (ввод в эксплуатацию планируется в 2031) и шахтные МБР GBSD.

Безусловно, не стоит сомневаться в том, что США возобновят производство ядерного оружия – несмотря на все бюрократические и политические препоны, данный сегмент национальной обороны рассматривается как минимум в качестве приоритетного. Военное и высшее политическое руководство Америки прекрасно осознает последствия деградации арсенала СЯС и активно пытается разрешить эту проблему. В связи с этим, впрочем, вполне можно ожидать и нападки властей США на страны – участницы «ядерного клуба». Если Соединенные Штаты почувствуют хотя бы мизерное ослабление своей военной мощи, то в ход пойдет дипломатическое и экономическое давление с целью ускорения процесса разоружения. Впрочем, несмотря на описанное легкомысленное отношение в предыдущие десятилетия, разговоры о «похоронах» заокеанского ЯО можно назвать преждевременным решением: у янки имеется вся научная и технологическая база как для сохранения текущих ресурсов триады, так и для ее перевооружения.

В связи с этим, думаю, будет вполне резонно сказать, что общемировая стратегическая обстановка никак не изменится: политика сдерживания никуда не денется, а тотальный крах американского ядерного арсенала совершенно точно откладывается на далекое будущее.

Автор:А. Воскресенский
Использованы фотографии:U.S. Air Force U.S. Energy Department U.S. Navy National Historic Sitе
Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика