Жуткое отравление в Петербурге: «Люди фактически пили аккумуляторную жидкость»

Врач объяснил, как могла произойти трагедия во время обычной диагностики желудка

Родственники погибших рассказывают, что самочувствие их близких ухудшилось сразу после процедуры — появились головная боль и тошнота, позже начиналась рвота с кровью.

Перед исследованием все потерпевшие пили сульфат бария. Так положено по протоколу процедуры. Следователи считают, что препарат изначально был контрафактный и недопустимый для приема внутрь, в нем содержались опасные водорастворимые соли. Хотя сами медики уверяют, что отравиться насмерть даже «левым» сульфатом бария нельзя.

Жуткое отравление в Петербурге: «Люди фактически пили аккумуляторную жидкость»

Фото: Наталья Мущинкина

Мы спросили нашего эксперта, патолога Жанну Шмидт, что чувствуют люди, умирающие от отравления солями бария, возможно ли их спасти, а также в чем здесь конкретно может быть вина медиков.

— Обычно продается готовая суспензия для подобных медицинских манипуляций, составная ее часть BaSO4 — сульфат бария. Почему нужна именно суспензия? Она проявляет обволакивающие свойства, чтобы рентген, например, двенадцатиперстной кишки сделать качественно, стенки должны хорошо обволакиваться. Такие суспензии обычно продаются вместе с аппаратом. Их рекомендует сам производитель. Это как таблетки для посудомоечной машинки, фирма, где делают машины, заранее оговаривает, какие из них лучше брать. Просто как дважды два: суспензия не только должна быть сертифицирована, но и лучше всего подходить под определенный аппарат. В качественной суспензии присутствуют еще и дополнительные компоненты, это калий, это хлорид натрия, они исключают возможность отравления.

Процесс поглощения суспензии также обычно растянут по времени. Как правило, оговаривается срок — 3–4 часа до начала рентгеновского исследования. Поэтому процедура и стоит дорого. Ее нельзя делать на потоке. В частном лечебном учреждении должны были заранее учесть, сколько времени всего потребуется для этого процесса. Суспензию просят употреблять очень медленно, и все происходит под тщательным контролем медсестры, которая обязана находиться рядом, она контролирует состояние организма, давление, как реагирует сердце, нет ли непроходимости пищевода. Следит, чтобы ненароком не началась рвота. При определенных обстоятельствах суспензию вводят зондом, в том числе и через задний проход. В течении двух суток примерно потом выводится эта суспензия.

Насколько я поняла, в этой клинике просто брали несертифицированный порошок и растворяли в воде. То, что они получали, это фактически аккумуляторная жидкость, именно ее люди и пили перед процедурой, а не суспензию. Да еще и пациент выпивал разведенный порошок прямо на бегу, чуть ли не залпом.

— «Жертвы пили аккумуляторную жидкость» — это образное выражение, метафора?

— Нет, никакая не метафора. Так оно и есть. В автомобильном аккумуляторе тоже присутствуют соли бария. Насколько я поняла, этот технический порошок продавали для каких-то лабораторных исследований, а не для приема внутрь. Я вижу, что сейчас пытаются возложить вину на тех продавцов, которые якобы без сертификата предлагали этот препарат, но они продавали его совсем для других целей, врач, который занимался этими закупками, должен был отдавать себе отчет, что приобретает. Реально, получается, люди пили аккумуляторную жидкость, естественно, что там будет прорыв кишки, сильнейшие ожоги, отравление.

— Судя по всему, никто, кроме как в этой клинике, до такого не додумался — подобное ЧП произошло впервые?

— В принципе, такие случаи, как в Санкт-Петербурге, нигде в мире невозможны. Я даже не знаю, с чем это трагическое происшествие можно сравнить. Вероятно, купили и использовали этот порошок одноразово. Так как сразу пошли отравления и смерти. Никому в голову, в принципе, не может прийти, что где-то решат применить ноу-хау и развести технический порошок, чтобы давать его пациентам. Поэтому такого нигде раньше и не было.

— А что чувствовали жертвы? Это тяжелая смерть?

— Да, это очень плохая смерть. Все это проходят на первом курсе общей химии в медицинских вузах. Барий же вдобавок ко всему еще и слаборадиоактивный. Человек понимает, что он отравлен, но это не всегда мгновенная смерть, она растянута во времени. Все это время потерпевший находится в сознании.

— А когда стало понятно, что происходит что-то неладное, возможно ввести противоядие и спасти больного?

— Какое может быть противоядие от аккумуляторной жидкости? Человек обречен.

— К сожалению, статья 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности», которую сейчас могут инкриминировать, крайне мягкая по отношению к виновным. Там всего два года срок давности — и потом просто освобождают из-под уголовной ответственности.

— Я так понимаю, что здесь виновным может быть признан круг лиц, в первую очередь главный врач, который заключил договор на закупку. Все это могло быть совершено по предварительному сговору, специалисты этой клиники не могли не отдавать себе отчета в том, что они творят, и к каким трагическим последствиям это может привести.

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.