Китайцы показали Nike, Adidas и H&M, что такое настоящая кузькина мать

Китайцы показали Nike, Adidas и H&M, что такое настоящая кузькина мать

Китайская общественность объявила бойкот западным компаниям H&M, Nike и Adidas, призвав не покупать их продукцию. Такие действия стали реакцией на отказ компаний покупать хлопок из Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), потому что там якобы не соблюдаются права человека и используется подневольный труд.

Интересно, что эти заявления были сделаны еще в прошлом году, однако только в марте китайские власти отреагировали на них в полном масштабе. По одной из версий это произошло после того, как 22 марта Минфин США объявил о санкциях в отношении китайских чиновников из-за «серьезного нарушения прав человека в отношении этнических меньшинств в Синьцзян-Уйгурском автономном районе», чуть позже санкции против нескольких чиновников ввел и Евросоюз.

Сильнее всего пострадал шведский бренд одежды H&M. Коммунистический союз молодежи Китая обвинил его в распространении ложных слухов, а китайская армия назвала заявление H&M «невежественным и высокомерным». После этого торговые центры стали закрывать магазины компании на своих площадях, кроме того, бренд исчез со всех значимых электронных площадок. Более того, название марки пропало даже из китайских поисковых систем. На государственном уровне запрета на деятельность компаний в стране не поступало, однако китайские предприниматели и пользователи призывают бойкотировать H&M, Nike и Adidas. Как пишут западные СМИ, эта кампания курируется китайскими властями.

Эта история является ярким примером того, как на западные санкции и резкие высказывания можно ответить рублем, то есть юанем. Однако Россия, против которой западные политики позволяют себе гораздо более резкие высказывания, вплоть до объявления президента страны «убийцей», не спешит действовать по китайскому примеру. Хотя те же H&M, Nike и Adidas также представлены на российском рынке, но при этом, в отличие от Китая, не имеют производств на территории РФ, так что потерей рабочих мест их бойкот бы не обернулся. В 2020 СМИ сообщали, что спортивные бренды, а также японская Uniqlo, хотят локализовать производство, но пока этого не произошло.

После того, как в 2014—2016 годах было введено продуктовое эмбарго против Евросоюза, США и ряда других стран, серьезных запретов деятельности тех или иных западных компаний на территории России не последовало. И тем более не было массовых общественных кампаний и бойкотов в масштабе страны. Депутат Госдумы от фракции КПРФ Леонид Калашников убежден, что российская элита не может действовать так же, как китайская, поскольку заботится, прежде всего, о собственных экономических интересах.

— Если бы у руководства России стояла Коммунистическая партия, как в Китае, она могла бы влиять на государственный аппарат, потому что ее идеология и политика проводилась бы сверху донизу. Сегодня же «Единая Россия», несмотря на то, что формально победила на выборах и находится у власти, реальной властью не обладает.

Вы когда-нибудь слышали, чтобы пленум ЦК «Единой России» принимал решение, рекомендующее что-то сделать правительству, и оно бы это решение выполнило? Например, запретило поставку алюминия, никеля или титановой губки для американских Boeing и другой продукции. Вот эти меры серьезно бы затронули США.

Но разве кто-то из этих людей, в большинстве своем живущих в лондонах и плавающих на яхтах может позволить себе сделать нечто подобное? А в Китае такие действия определяются политикой. И если ущемлены интересы государства, Коммунистическая партия, которая является становым хребтом государства, эти интересы всеми способами защищает. У нас же таким хребтом является капитализм.

«СП»: — Экономика Китая сильнее российской, может, они просто могут себе позволить идти на такие жесткие меры, в отличие от нас?

— Экономика Китая, напротив, гораздо больше завязана на США и Запад, чем наша. И если говорить серьезно, она гораздо больше страдает от санкций, так как 40% их продукции идет на американский рынок, в отличие от нас, у которых этот показатель составляет 1−2%. Так что развитость экономики и ее замкнутость на США — совсем разные вещи. И Китаю гораздо труднее принимать такие экономические решения, тем не менее, они это делают.

Декан факультета социальных наук и массовых коммуникаций Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Александр Шатилов также считает, что у России есть возможность бойкотировать западные компании, но она не делает этого как по политическим, так и по экономическим соображениям.

— У нас были возможности ответить на санкции по целому ряду направлений еще в 2014 году, но только сейчас мы понемногу начали предпринимать чувствительные меры для США в плане ограничения поставок стратегической продукции. Как говорится, не прошло и семи лет.

Во многом решительная позиция Китая объясняется тем, что это более консолидированная и отмобилизованная в плане элит страна, в которой есть жесткая национальная идея, предполагающая отстаивание национальных интересов и последовательный курс на их защиту, если кто-то извне пытается их ущемить. Китайская элита не только более консолидированная, но и менее завязанная на партнерство с западными корпорациями, и поэтому более свободная в плане контрмер.

Российская элита более рыхлая, ряд ее представителей до сих пор имеют тесные бизнес-отношения с Западом, поэтому отмобилизовать ее и заставить принять радикальные меры в отношении оппонентов очень трудно.

Кроме того, Россия в экономическом плане послабее Китая, и приходится каждое свое действие просчитывать с точки зрения того, чем ответят на Западе. Экономика Китая мощнее, поэтому он может действовать по принципу «плохое зрение носорога — это проблемы не носорога, а окружающих».

«СП»: — Против каких западных компаний мы могли бы ввести такие же жесткие меры, как Китай? Или на нашем рынке их не так уж много?

— Почему же не много? Зайдите в любой супермаркет, он завален брендами американских товаров в сфере продуктов питания, косметики, бытовой химии. Или возьмите сферу кино, где Голливуд доминирует, причем зачастую навязывая нам картины с сомнительным содержанием и идеологической подоплекой.

На самом деле возможностей у нас много. Но для того, чтобы их использовать, требуется большая консолидация отечественной элиты. Власть начала делать определенные шаги на этом пути, но в отличие от Китая российская элита намного более составная и сложная, и прозападное лобби в ней достаточно сильно.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика