Бензин, стоять! Путин скажет, Мишустин объяснит, где короли нефти палку перегибают

Бензин, стоять! Путин скажет, Мишустин объяснит, где короли нефти палку перегибают

Минэнерго рассмотрит целесообразность введения временного запрета на экспорт бензина за пределы России с учетом ситуации на рынке. Это будет сделано в соответствии с данным ведомству поручением вице-премьера российского правительства Александра Новака.

Кроме того, член кабмина поручил Минэнерго изучить необходимость заключения соглашений с нефтяниками о максимально возможной планке региональных оптовых цен на их продукцию и проработать их параметры.

Интересно, что само министерство ранее уже предлагало ограничить экспорт топлива сроком на три месяца для того, чтобы стабилизировать внутренний рынок нефтепродуктов и предупредить рост цен на бензин и солярку. А о планах правительства по введению временного запрета на вывоз этой продукции господин Новак впервые заговорил еще в апреле с.г.

«Необходимо дополнительно проработать меры по стабилизации цен на оптовом рынке. Минэнерго России с учетом ситуации на рынке нефтепродуктов в III квартале 2021 года рассмотреть вопросы целесообразности введения временного запрета экспорта бензина», — приводит теперь, в частности, «Коммерсант» фрагмент официального сообщении по итогам совещания вице-премьера с нефтекомпаниями.

На этом фоне возникают два интересных вопроса.

Первый — почему правительство так обеспокоилось ситуацией на внутреннем топливном рынке страны именно в третьем квартале 2021 года?

Второй — если дело дойдет до реальных экспортных ограничений, не ударит ли это по экономике Евразийского экономического союза (ЕАЭС), ведь российский бензин с успехом экспортируют во многие страны постсоветского пространства?

— Не стоит забывать, что третий квартал — это всегда активизация сельскохозяйственных работ, — напомнил в беседе с «СП» политолог Алексей Анпилогов. — В июле и августе проходит уборочная кампания, в сентябре — посевная. Не нужно сбрасывать со счетов еще и тот факт, что далеко не все страны готовы снимать противовирусные ограничения и принимать туристов, а это значит, что в сезон отпусков заметно активизируется использование личного автотранспорта с вытекающим отсюда ростом спроса на топливо.

«СП»: — И все-таки, если дело дойдет до запрета на экспорт бензина, не скажется ли это на экономике ЕАЭС?

— Ну, если, скажем, Украина получит вдруг гораздо меньше российского топлива, чем раньше, думаю, переживать по этому поводу сильно никто не будет, учитывая ее политическую позицию по отношению к нам. Белоруссия полностью обеспечена собственным бензином благодаря собственным нефтеперерабатывающим заводам. Разве что с Казахстаном могут возникнуть сложности.

Но речь-то идет в первую очередь не о том, чтобы вывоз бензина запретить как таковой, а о целесообразности подобной меры. Следовательно, тут можно рассуждать о вероятности консультаций с нефтяными компаниями, в ходе которых будут определены какие-то квоты.

Кроме того, не нужно забывать, что параллельно нефтепереработчиков попросили ограничить максимальные оптовые цены. И с этой целью Минэнерго прибегает к политике «кнута и пряника» — если, дескать, вы не согласитесь с тем, что нужно зарабатывать на внутреннем рынке умеренней, тогда мы вам внешний вообще закроем. Если же консенсус будет достигнут, то, думаю, речь в лучшем случае пойдет о введении каких-то квот в этой сфере, не более того.

В прошлые-то годы правительство никогда не душило нефтянку слишком, понимая, что для России эта отрасль — курица, несущая золотые яйца. Хотя, не спорю, сейчас у наших нефтепереработчиков на фоне серьезного роста цен на нефть на мировом рынке есть очень большой соблазн вернуть себе все то, что они потеряли в 2020 году, причем сразу.

— Действительно, информация о возможном временном запрете экспорта российского топлива имеет целью, скорее, попугать нефтепереработчиков, чем что-то там реально ввести, — высказал аналогичное соображение ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Пока никакой информации о том, что в третьем квартале этого года нас ждет дефицит топлива, нет. Единственный нюанс, за который тут можно зацепиться, заключается в том, что демпферный механизм, который призван компенсировать нефтяникам разницу между высокими ценами на топливо на внешнем рынке и его стоимостью на внутреннем, время от времени, так сказать, сбоит.

Вероятно, как раз чтобы предупредить ситуацию, в которой нефтепереработчику становится выгоднее отправлять за рубеж свою продукцию из-за отставания индексации демпфера от реальных цен, правительство и предупреждает — отправляйте-ка, ребята, больше топлива на внутреннюю биржу, иначе введем запрет.

И, конечно, не стоит сбрасывать со счетов еще и то, что в сентябре у нас должны состояться выборы в Госдуму, и, видимо, таким образом правительство пытается сыграть на опережение, чтобы не нервировать электорат. А это сейчас главный KPI. Показатель эффективности, для нашего кабмина.

«СП»: — А если эта, образно выражаясь, дубина в кулаке, не сработает? Что, если нефтепереработчики скажут — ой, да правительство только пугает, никакого запрета экспорта не будет? Что тогда?

— Думаю, что все-таки ситуация, если придется, будет у нас развиваться по сценарию с ОПЕК+. При необходимости обяжут экспортеров сократить свои потоки на сколько-то процентов. Но сначала эта ситуация, полагаю, потребует обсуждения на самом верху. И если цены продолжат расти, а президент скажет — да, с этим нужно что-то делать, иначе пострадает престиж «Единой России», тогда уже и будут заключаться некие соглашения, но никакого законодательного запрета на экспорт, думаю, не потребуется.

Просто с нефтяниками договорятся, чтобы те в ручном режиме проконтролировали ситуацию с объемами топлива и его стоимостью.

«СП»: — А вот сам факт того, что с нефтепереработчиками при необходимости надо будет договариваться в ручном режиме, не свидетельствует ли о том, что, несмотря на все попытки, механизм рыночного регулирования у нас в стране не работает?

— Более или менее все работало в 2019 году, когда не надо было «подкручивать» демпферный механизм. А если стоимость нефти скачет, да еще есть задачи политического характера, получается, что регулирование работает только в более или менее стабильных условиях, а как только вылезают какие-то дополнительные факторы, сразу все переходит в ручной режим, к сожалению.

«СП»: — Можно ли в какой-то степени опасаться того, что все эти «разборки» властей с нефтяниками относительно оптовых и биржевых цен на топливо кошельков граждан все же коснутся, и цены на заправках взлетят ввысь?

— Думаю, государство сейчас приложит максимум усилий, чтобы уложиться с ростом цен в рамки инфляции по итогам года. Но дело в том, что у нас инфляция сейчас выше, чем обычно. Конечно, Центробанк поднял сейчас ключевую ставку, чтобы удержать инфляцию в рамках 6,5−7%. Но раньше-то она была на уровне 4%, а теперь уже к 7% приближается. А там и до 8% рукой подать. Это все-таки высоковато.

Полагаю, до выборов будут всячески стараться людей не нервировать и стараться цены удержать от роста. А дальше, не исключаю, в дело вступит принцип «как пойдет, так пойдет».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика