Глава Коми В. Уйба: «Я для вас Путин». Песков: Он — не Путин, враги засаду подстроили

Глава Коми В. Уйба: «Я для вас Путин». Песков: Он — не Путин, враги засаду подстроили

Кремль вступился за главу Республики Коми Владимира Уйбу, чьи неосторожные сравнения самого себя с действующим президентом взорвали Сеть. По словам, Дмитрия Пескова, слова чиновника были вырваны из контекста недоброжелателями Уйбы.

Глава Республики Коми в беседе с жителями села Мутный Материк, которая случилась еще 17 мая, сравнил себя с Владимиром Путиным. Странная реплика чиновника прозвучала в ответ на желание селян обратиться со своими проблемами лично к главе государства.

«Да какой Путин? У вас я — Путин. Какой Путин вам?» — сказал Уйба. Местный житель переспросил у него: «Вы наш Путин?». На что Уйба подтвердил: «Да, конечно. Я для вас Путин, конечно».

Глава республики предложил жителям сформировать перечень вопросов, связанных с проблемами села после ликвидации последствий нефтеразлива на Ошском месторождении. Но люди сказали, что обращаются к местным властям каждый год и все без толку.

Словесную пикировку главы Республики Коми с ее жителями «СП» прокомментировал депутат Госсовета Республики Коми, первый секретарь рескома КПРФ Олег Михайлов.

— Зимой этого года у нас замерзал целый город — Вуктыл. Там были проблемы с отоплением. Уйба же соизволил поехать туда только тогда, когда всю республику захлестнула волна негатива, и на это обратил внимание полпред по Северо-Западному федеральному округу Александр Гуцан. То есть время реакции главы республики на проблему составляло несколько недель.

В случае разлива нефти он выдвинулся сразу, но его попытка сделать все правильно провалилась. Сопровождающий его министр окружающей среды Алексей Кузнецов, вдруг заявил, что у каждого жителя Попечерья припасено в бочках по 400 литров ценной рыбы — семги и т. п. Люди смеются — рыба давно там не ловится, все нефтью загажено. Министр вынужден был оправдываться.

Люди жаловались Уйбе, что хотя на дворе и XXI век, и они живут на нефти, в селе нет ни дороги, ни газа, ни воды. При этом власть их не слышит и поэтому обращаться надо выше, к президенту. И на это Уйба заявил, что он для них и есть Путин. То есть он мнит себя здесь царьком. Мол, Путин — глава государства, а в республике царь — он.

«СП»: — А вы ему в этом праве отказываете?

— С моей точки зрения, и по мнению КПРФ в целом, человек, избранный без всякой конкуренции, со спойлерами, которых местами подбирала администрация, не может быть легитимным руководителем республики, несмотря на полученные 75% голосов. Однако, этот факт, кажется, повлиял на его восприятие реальности.

А реальность такова, что проблемы существуют, но они не решаются десятилетиями. В свое время мы предлагали решить вопрос с нефтепроводами путем внесения изменений в закон о промышленной безопасности и опасных производственных объектах и запретить эксплуатацию гнилых трубопроводов старше 20 лет. «Единая Россия» тогда провалила это. Теперь пробуем заново.

Народ на подобные заявления Уйбы реагирует крайне негативно. У нас на Севере крепостного права никогда не было. Здесь все крестьяне были лично свободны. Поэтому к такому обращению: «я — царь, а вы — чернь» здесь не привыкли. И на это ему будут указывать и в будущем. Кстати, похожим образом себя вел и прежний глава республики Сергей Гапликов.

Сама практика назначения главами субъектов федерации лиц, которые до этого к этим субъектам не имели никакого отношения в целом очень плохая. Таких «парашютистов» у нас полно и в других регионах. Уверен, что Уйба узнал о существовании Коми из указа президента о своем назначении врио главы республики. Естественно, он порой не может адекватно ответить людям.

По мнению социального психолога Валентина Рощина, народ интуитивно понимает, что местные власти ведут с ними игру.

— Жители сел Республики Коми, не вчера же с печки упали. Они там живут всю жизнь и накопили огромный опыт обращений к чиновникам. На свои жалобы они получают, как правило, отписки, отсылки. Мало что меняется. Те же разливы нефти продолжаются, кажется, с 1990-х годов. Люди видят, что обратной связи нет.

Все дело в том, что у местных властей почти нет никаких резервов. Все ресурсы, которые у них есть, идут на поддержание штанов, на текущие работы. На решение долгосрочных вопросов, на перспективу ресурсов уже нет. Все терпимо только тогда, когда все идет штатно. Когда нештатно, остается только молиться богу или обращаться в центр.

Излишки, избытки ресурсов есть только в центре и распоряжается им Кремль, то есть Путин. Поэтому они совершенно логично игнорируют главу республики. Все равно им помочь может только глава государства. То есть люди порой лучше чиновников понимают реальное соотношение сил. Своим недоверием главе республики люди поставили его на место.

Уйба приехал и изображает заботу о них, потому что это надо показать по телевизору. А люди показывают ему, что они понимают эту игру. В их глазах реальный чиновник, госдеятель только один — Путин, а все остальные актеры, которые ничего не решают. Уйба обиделся и говорит: Я — госдеятель. А они говорят, что им артисты надоели, подавайте настоящего госдеятеля — Путина.

В свою очередь гендиректор Института региональных проблем, экс-сотрудник администрации президента Дмитрий Журавлев считает, что существующая практика выдвижения губернаторов уже устоялась и ее реформирование вряд ли возможно.

— Боюсь, что действующая практика — единственно возможный вариант. А какой еще возможен вариант управления регионом, когда врио главы субъекта назначает президент? Перед президентом он и отчитывается. Власть может, конечно, назначать первого зама, сразу оговорив, что это временно, что он не будет выдвигаться. Как в Риме, где был специальный чиновник, который в случае конституционного кризиса получал диктаторские полномочия с одной лишь целью — провести выборы. Но это не сделало бы ситуацию лучше.

Такой механизм работал в 1990- е годы, когда было существенное партийное многообразие, не был до конца понятен вектор развития страны и каждый кричал, что он знает, как надо развивать страну, чтобы она не погибла. То есть это было время публичной политики. Сегодня же губернаторы — не политики, а администраторы. С одной стороны это правильно, потому что основные вопросы главы региона — хозяйственные. С другой по способу рекрутирования губернаторы все же политики — они должны понравиться избирателям. Для этих двух функций нужны два разных человека.

Это противоречие решили с помощью института врио, когда федеральная власть назначает эффективного администратора, пусть и иногда ошибается, давая ему некие преференции на будущих выборах. Поэтому губернатор проходит политическое чистилище в облегченном варианте. Но между чистыми политиками и выбирать особо некого. Российский чистый политик — это демагог и слабый, вообще никакой, администратор. Поэтому получилась такая вертикаль — в большей степени административная, чем политическая.

«СП»: — В национальных республиках эта ситуация, наверное, чуть отличается от областей…

— Во всех субъектах федерации у нас кланы. Но в национальных республиках они по крови, а не по интересам, как в областях. Первые объединены тем, что «я тебя на руках качал», а вторые «если мы не будем вместе, нас сожрут». Поэтому кланы в национальных республиках сильнее и в большей степени учитываются федеральной властью.

В областях кланы перестраиваются под нового губернатора, а нацреспубликах чужого губернатора часто не принимают. Да, это дает массу плюсов, потому что он никому ничем не обязан, но дает и минусы, потому что ему не на кого опереться.

«СП»: — При столь сильном сопротивлении региональных элит изменение административного деления страны, отказ от национальных республик, в котором Путин часто упрекает большевиков, видимо, невозможны?

— Такое изменение было возможно в начале нулевых. Власть была сильна и имела огромный авторитет. Национальные республики возмутятся только тогда, когда будут уверены, что в случае их сопротивления изменение территориального деления можно будет отменить.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика