Крылья борта Ryanair, который посадили в Минске, растут из русского балета

Крылья борта Ryanair, который посадили в Минске, растут из русского балета

Вместо эпиграфа и в качестве аллюзии мнение Юлии Латыниной: «Извини, парень, но если ты борешься с ужасным Левиафаном и получаешь сдачи, то как-то странно получается, что можно этого Левиафана ругать и можно с ним бороться, но тебе ничего за это не должно прилетать».

«Прилетать» — прямо в точку. Только сказано не про Романа Протасевича и инцидент 23 мая 2021 года, а про арест Джулиана Ассанжа 11 апреля 2019 года. В остальном — слово в слово, хотя вряд ли Латынина сейчас продублирует своё суждение. Ведь тогда был герой не её романа.

Но мы не столько о персоналиях, сколько о принципах «нарушения международных правил», «неуважения к праву», «воздушное пиратство» и прочую, выражаясь председателем Европейского парламента Давидом Сассоли: «беспрецедентную серьёзность». «Беспрецедентность» означает отсутствие похожего события в прошлом, послужившего примером (основанием) в настоящем. И речь совсем не о принудительной посадке самолёта президента Боливии Моралеса в Вене из-за подозрения в перевозке американского перебежчика Эварда Сноудена 2 июля 2013 года. Тем более что официальная администрация США уже отказалась «сравнивать» то и это. Однако наш случай произошёл ещё раньше, гораздо раньше — в августе 1979 года, даже удивительно, что его не вспоминают. Итак, канва:

Во время гастролей труппы Большого театра по Америке, один из артистов просит политического убежища. Его жена — балерина Людмила Власова отказывается следовать за ним и намеревается вернуться в СССР. Министерство юстиции США выдаёт ордер, запрещающий ей покидать штатную территорию и советский самолёт ИЛ-62, рейса «Аэрофлота» SU-316 блокируют машины с включёнными мигалками прямо на взлётной полосе Нью-Йоркского аэропорта им. Кеннеди. На борту 112 пассажиров и 11 членов экипажа.

В авиалайнер поднимаются представители иммиграционных, и бог знает каких ещё спецслужб, обращаясь к Людмиле — она, дескать, свободна и может отправиться к своему супругу. Власова отвечает: «Я люблю мужа. Но он захотел остаться, а я уезжаю!». Появляется советский консул (пока спешил в аэропорт, автомобилю с красным флажком всячески препятствовали), вступает в переговоры, и американцы заявляют, что «не удовлетворены» беседой с советской артисткой, ибо на неё «давят». Поэтому Власову следует забрать в «подходящее место», без присутствия дипломатов СССР. Параллельно госсекретарь США Уоррен Кристофер объясняет задержание ИЛ-62 «национальными интересами».

«Для уточнений» у Людмилы забирают советский паспорт, спустя несколько часов для неё готов уже американский. Остальные пассажиры сначала не понимают причину задержки, но затем один из американцев включает переносной радиоприёмник и узнаёт последние новости. Все бросаются к Власовой и как позже рассказывали её несостоявшиеся попутчики: «Она выглядела бледной, но решительной». А вот из её собственных воспоминаний: «Все три дня справа от моего иллюминатора стоял микроавтобус, наверное, там находился мой муж».

Вы не ошиблись — трое суток (72 часа) американцы удерживали советский самолёт, отправив часть пассажиров другими рейсами. Возможно, стопор продлился и дальше, если бы советский лидер Леонид Брежнев не сообщил напрямую Джимми Картеру: «Мы не допустим, чтоб Власову вывели силой, иначе произойдёт конфликт, не отвечающий интересам ни Советского Союза, ни Соединённых Штатов».

В конце концов, к ИЛ-62 подогнали «нейтральную площадку» — передвижной авиасалон — где собрались две группы переговорщиков. К ним вышла Людмила и в очередной раз подтвердила намерение вернуться в Москву. Следом за ней в советский лайнер допустили штатных репортёров, обнаруживших не «решётки с кнутами», а оставшихся пассажиров, поднимавших пластиковые стаканчики «за благополучное разрешение». 27 августа 1979 года в 17:00 по местному времени рейсу SU-316 разрешили взлёт. Вместо 17:00 24 августа.

Для завершения конкретно этой истории — Людмила Власова жива-здорова. Закончив карьеру в Большом театре, стала хореографом в фигурном катании, подготовила многих известных, уже российских, фигуристов. Её бывший муж (развелись через посольство) умер в 45-летнем возрасте в Лос-Анджелесе в мае 1995 года. Родственникам не дали американскую визу, чтоб прилететь на похороны, так как его новая пассия заявила — нечего им в США делать (а вы думали, туземцы, вас с распростёртыми объятиями ждут?).

Прах развеяли над Тихим океаном, но символическое надгробие — кенотаф осталось. С не менее символической надписью: «Его будущее осталось в прошлом». Для всех желающих услышать не в пересказе, а увидеть — снят советский художественный фильм «Рейс 222» и документальный «Побег в никуда».

Не собираюсь спорить с поклонниками мема «это другое». Конечно, в США «не выпускали», а в Белоруссии «посадили» — понимать надо! И Роман Протасевич он же против диктатуры, а Людмила Власова хотела «домой к маме». И конвенция международной гражданской авиации тут нарушена в «праве пересекать воздушное пространство иностранного государства без посадки» («первая свобода»). А там — в «праве на полёт из другой страны в свою» («четвёртая свобода»).

С «воздушным пиратством» вообще элементарно, никто же советский ИЛ-62 «не захватывал». Хотя, подождите — из Белоруссии Boeing 737 тоже, вроде, отпустили, причём гораздо быстрее. Да, но они же «поднимали истребитель», а в аэропорту Кеннеди «всего лишь» преградили взлётную полосу спецавтомобилями. Видите, сколько разницы!

На самом деле — американцы посчитали возможным и сделали, остановившись лишь после недвусмысленного предупреждения. С мотивацией госсекретаря — «национальные интересы» — и пусть весь мир (в данном случае советский) подождёт. Вот это и есть «суверенитет» в сухом остатке, если отжать эмоциональную «воду».

Любые правила просто буквы, при отсутствии силы, способной принудить к выполнению оных. И да, закон, что дышло, иногда нет только внутри государства, но и на международном уровне — каждый пытается развернуть в свою сторону.

Лукашенко сейчас, наверняка, «навтыкают» по самое «не балуйся», но уважать себя он, в очередной раз, заставил, чего ему не простят — в России тоже.

Хватит, он уже провёл Парад 9 мая 2020 года, вопреки «рекомендациям ВОЗ» и «анти-пандемическим мероприятиям Москвы», когда в Белоруссии все умерли, чтоб воскреснуть к августу. Но главное, жаловаться на «западных партнёров» гораздо проще, нежели действительно им противодействовать. В чём и заключаются «особенности национальной политики» Российской Федерации.

В заключение, вишенка на торте. Несмотря на многочисленные интервью Власовой про её «осознанный выбор» (хотела б, давно бы уехала), на противоположном берегу долго отказывались верить, что всё именно так, а не по «злодейскому умыслу». Мне особенно приглянулся материал CNN, в котором утверждалось — «кей-джи-би» применил к советской балерине «экспериментальное химическое вещество, подавляющее волю». Знаете, как называлось? Wnuchyok («Внучок»). Этот бренд не пошёл.

Зато «Новичок» на слуху.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика