Жизнь после Twitter, Facebook, YouTube, Instagram: К чему готовиться?

Жизнь после Twitter, Facebook, YouTube, Instagram: К чему готовиться?

Роскомнадзор пригрозил полностью заблокировать в России социальную сеть Twitter, если она не удалит со своих страниц запрещенную информацию. Напомним, что ранее ведомство уже замедлило работу платформы в рунете, и теперь отвело ее руководству месяц для выполнения требований.

Как рассказал замглавы Роскомнадзора Вадим Субботин, если запрещенные материалы так и не будут удалены (публикации порнографического характера, призывы к суициду, способы изготовления наркотиков и пр.), Twitter будет полностью заблокирован. Все необходимые технические возможности для этого у ведомства имеются.

В Роскомнадзоре также подчеркнули, что Twitter — единственная социальная сеть, которая работает на российской территории, игнорируя требования об удалении опасного контента. Тем не менее, Вадим Субботин не исключил, что вслед за этой платформой могут быть замедлены и другие соцсети — Facebook, Instagram, YouTube, если они также будут нарушать российское законодательство. Он добавил, что «параллельно идут административные процессы, связанные со штрафами за не удаление запрещенной информации», связанные с Facebook, Instagram, YouTube и Twitter.

Вопрос блокировки или ограничения западных соцсетей обсуждается в России уже давно, но в преддверии сентябрьских выборов стал особенно актуален. В то же время, 2 марта председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что хотя российские власти «обеспокоены тем, что себе позволяют интернет-гиганты», они не пойдут на их полную блокировку.

«Убеждена, это не наш путь. Невозможно поставить „электронную стену“ вдоль всей границы, лишить граждан привычных возможностей пользоваться необходимым объемом информации и так далее. На мой взгляд, это нереалистично», — сказала Матвиенко.

Директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников полагает, что если Twitter и другие гиганты не пойдут на компромисс с российскими властями, они действительно могут быть полностью заблокированы.

— Это не вопрос того, пойдут или не пойдут власти на блокировку соцсетей. Прежде всего, речь идет об исполнении законодательства Российской Федерации. На территории нашей страны его должны исполнять все, вне зависимости от того, глобальная ли это IT-компания или маленький частный провайдер. Если кто-то не исполняет законы, против него должны приниматься все существующие меры — штрафы, блокировка, замедление вплоть до полного запрета деятельности. Все должны находиться в равном законодательном поле, иначе получится, как у Оруэлла, «все животные равны, но некоторые равнее других».

Давление международных институтов и IT-компаний, которые обещают, что в случае блокировки у нас будут какие-то проблемы, не обосновано. Если посмотреть на мировую ситуацию, тот же Евросоюз регулярно выписывает миллиардные штрафы этим IT-компаниям. Против их работы в нынешнем формате выступает целый ряд правительств, вспомним прецедент Австралии.

Как правило, компании находят компромисс с руководством государств, платят штрафы и начинают соблюдать их законодательство. До сих пор они всегда шли на переговоры и, если от них это требовалось, что-то исправляли в своей деятельности. Россия — точно такой же участник мировых процессов и имеет такие же права, как другие государства. Она может использовать штрафы, блокировки и другие инструменты. И если эти компании не будут соблюдать российское законодательство, значит, они не будут работать на нашей территории.

«СП»: — Не вызовет ли это как технические трудности, так и всплеск недовольства среди населения, особенно молодежи?

— В этом отношении Россия чувствует себя лучше, чем многие другие страны. У нас есть свои национальные IT-компании, социальные сети, которые выполнят законодательство. Мы не настолько зависим от глобальных компаний. Если посмотреть на Китай, там технологии развиты лучше, чем во всем мире, несмотря на то, что в КНР нет транснациональных гигантов. Поэтому ничего особенного в блокировке западных соцсетей нет. Российские пользователи могут жить и в иной системе, не нарушающей российское законодательство.

Изначально российский сегмент интернета был полностью построен по лекалам западных компаний, диктовавших свои условия. Но постепенно у нас появилось и собственное программное обеспечение, и система соцсетей, и база для развития, и наработки по альтернативным сервисам. Далеко не все страны могут этим похвастать.

В случае блокировки западных соцсетей какой-то разовый скачок недовольства возможен. Люди привыкли к определенному формату работы и общения, и его нарушение доставит дискомфорт. Но у России есть все возможности для того, чтобы этот формат просто изменился, а не прекратился совсем. Да, будет какой-то переходный период, и он будет непростым, это правда. Но преодолеть его мы вполне в состоянии.

«СП»: — Стоит ли российским властям так опасаться соцсетей или это больше перестраховка?

— Ни для кого не секрет, что современные социальные сети — это не свободные площадки, не место, где каждый может высказать свое мнение, а жестко модерируемое и цензурированное пространство, где руководство подает информацию в соответствии с той картиной мира, которую хочет нарисовать в сознании пользователей. Это полноценные пропагандистские СМИ. Именно так они и должны позиционироваться, в том числе в законодательстве.

Я бы не сказал, что действия российских властей по контролю над этими инструментами влияния обязательно привязаны к предстоящим выборам. Если посмотреть на прецедент «арабской весны» или государственного переворота на Украине, соцсети могут спровоцировать волнения по любому случаю, даже по созданному рукотворно.

Это площадки, которые используются для решения вопросов внешней политики. Если раньше для того, чтобы сменить руководство в государстве, нужно было ввести войска и захватить власть, или просто перекупить, то теперь достаточно провести информационную кампанию. Это просчитанные механизмы и алгоритмы, которые в конечном итоге позволяют добиться изменения структуры власти. Да никто этого особо и не скрывает.

По идее, соответсвющие инструменты может использовать как одна сторона, так и другая, если у нее есть допуск к этим соцсетям. Но здесь мы возвращаемся к тому, о чем говорили в начале — это строго контролируемые площадки, и всеобщего допуска к технологиям не существует. Это определенная монополия. Вот почему российские власти говорят о равноправии в соцсетях. Либо у всех будут равные возможности, либо таким платформам не стоит работать в России.

Старший преподаватель Института политики и права МГГУ им. Шолохова Константин Шадров сомневается, что в России заблокируют все западные соцсети, но даже если это произойдет, не считает, что последуют серьезные протесты.

— Международная практика блокировки соцсетей сводится к тому, что их деятельность зачастую является нарушением общественного порядка. В России предстоящие выборы просто стали катализатором процесса, но если бы их не было, процесс все равно бы шел.

То, что соцсети осуществляют свою собственную информационную политику, это факт. Мы видели, как блокировали аккаунты президента США, видим, как на одни сообщения вешаются значки, что это недостоверная информация, другие вообще удаляются. Поскольку их влияние очень велико, не удивительно, что государство в эту сферу вмешивается, причем не только в России, но и во всем мире.

Можно сравнить соцсети с естественными монополиями, например, на электричество. Если государство не будет вмешиваться, компании смогут задирать цену в десять раз.

Вопрос о контроле над соцсетями не в том, нужно это делать или нет, а в том, как именно это делать. И дело не только в выборах, это гораздо более широкий вопрос.

«СП»: — К чему приведет блокировка соцсетей в России?

— Эффект от блокировки соцсетей можно разделить на две части — краткосрочный и долгосрочный. Если кто-то сидит в соцсетях, их отключение станет для него мощный фактором недовольства. Это может повлиять и на решимость человека выйти протестовать или голосовать определенным образом.

Но долгосрочно я не стал бы преувеличивать этот протестный мотив. Во-первых, все сразу не заблокируют. Во-вторых, люди легко переключаются на другие платформы и привыкают к другим форматам. В-третьих, протесты против регулирования в интернете, которые уже проходили раньше, показали небольшую величину относительно того, какой аудиторией обладает сеть.

Конечно, всего предсказать нельзя, но я не думаю, что будет что-то значимое, если ограничат доступ к «Твиттеру» и замедлят скорость «Фейсбука».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика