Рост цен на планшеты и смартфоны: Россия в электронных джунглях угодила в капкан

Рост цен на планшеты и смартфоны: Россия в электронных джунглях угодила в капкан

Цены на портативные компьютеры и другую электронику до конца года могут вырасти на 50%. Процесс резкого подорожания начался еще в конце 2020 года, когда упал импорт. В январе рост продолжился и составил 5%-20% в зависимости от группы товаров.

На мировом рынке сейчас дефицит комплектующих: матриц, памяти, экранов и особенно видеокарт, производимых в основном в Китае. Себестоимость их производства продолжит расти минимум до середины 2021 года, считают в компании Lenovo. Цены закупки уже выросли на 10%-15%.

Причинами дефицита называют торговую войну США и Китая (производители стали создавать товарные запасы), проблемы с логистикой из-за пандемии, повышенный интерес к ноутбукам из-за массового перехода на удаленку, и рост курса биткоина, что подогрело спрос на оборудование для майнинга.

Подорожание электроники выгодно крупному бизнесу, который на ней зарабатывает. Но крайними в этой ситуации окажутся простые россияне — им придется переплачивать за каждый приобретаемый гаджет. А ведь для многих из них, перешедших на удаленку, тот же компьютер — не баловство, а рабочий инструмент.

В ФАС умыли руки. Цены на бытовую технику и электронику не подлежат государственному регулированию, заявили там. Минпромторг вообще «прикинулся валенком», заявив, что не получал от основных сетевых ретейлеров сообщений о планах по резкому повышению цен на электронику.

Неужели Россия и дальше будет зависеть от импорта или проведет, наконец, полноценное импортозамещение во всех ключевых отраслях экономики, в том числе начнет сама производить электронику, гаджеты?

Завлабораторией проблем уровня и качества жизни Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, директор НЦ экономики труда РЭУ им. Плеханова Вячеслав Бобков уверен, что доступные гаджеты должны быть обязательным элементом потребительской корзины россиян.

— В минимальной потребительской корзине, которая действовала до 2020 года включительно и на основе которой рассчитывался прожиточный минимум (ПМ), стоимостью 10−11 тысяч рублей в месяц, никаких компьютеров, гаджетов не было. Это была одна из причин, по которой мы ее критиковали. Мы говорили, что надо 30−35 тысяч рублей.

Пандемия лишь обострила это положение. Когда началось обучение-онлайн, в сельских школах заплакали. Оказалось, у детей порой нет ни интернета, ни компьютеров. Горожанам нужны гаджеты для онлайн-заказов продуктов, товаров — это безопасность. В сегодняшнем обществе невозможно игнорировать эти информационные потребности.

В любой самой бедной семье должно хватать денег, чтобы, не отрывая средств от питания, можно было приобрести средства коммуникации. Минимально необходимый набор: компьютер, смартфон или телефон, оплата интернета и мобильной связи. Иначе люди остаются за бортом жизни, становятся маргиналами.

«СП»: — Значит, нужно включить в потребительскую корзину гаджеты, чтобы ПМ соответствовал потребностям людей?

— Напомню, потребительской корзины уже нет. Начиная с 2021 года, изменили методику расчета ПМ. Теперь его считают как долю от медианного дохода населения и корректируют по регионам и социально-демографическим группам. Он ниже среднедушевого на 20%-30% из-за неравенства. А значит, нет и ориентиров, чтобы проверить, достаточно ли у людей денег на минимальные потребности. В том числе на гаджеты.

Теперь эксперты должны сами вести условную корзину. Это плохая ситуация, так как создает трудности для оценки. Во всем мире считают двумя способами: по потребительской корзине (абсолютный показатель), и по доле от медианного дохода (относительный). Еще и добавляют субъективную оценку. Такой подход дает объективную картину.

По мнению IT-эксперта, главного разработчика сайта Kremlin.ru Артема Геллера, России не следует стремиться самой производить дешевую бытовую электронику.

— У России все-таки есть процессоры собственного производства. Они, конечно, специфические, но со своими задачами справляются. Однако, массового производства процессоров и электронных устройств для повседневной жизни, тиражность которых очень большая, у нас действительно нет.

«СП»: — Не стоит ли нам взять пример с Китая и наладить массовое производство своих гаджетов?

— Сейчас догнать Китай практически невозможно. Но почему мы упираемся в Китай? Каждая страна в IT-технологиях в чем-то прорывается вперед. Китай в производстве «железа», США в производстве «софта», Россия в искусственном интеллекте и подобных решениях. Каждая страна сделала свою ставку на будущее.

Эти цели у нас прописаны в документах, связанных с цифровой трансформацией России. И там акценты совсем не на «железе». А догонять в том, в чем мы отстали — безумие, лишняя трата денег. Ради обеспечения безопасности импортозамещение, конечно, требуется. В части процессоров мы самостоятельности еще не достигли, а в области, например, «софта», качества кода у нас все неплохо.

Даже если у нас появятся технологии, мы не сможет обеспечить полностью свой рынок, тем более международный. Это проблема всех стран, за исключением нескольких азиатских. В том числе США. Например, в декабре запустили новые игровые приставки и производитель до сих пор — больше месяца, не может полностью закрыть спрос, даже имея производство в Китае.

Директор Центра перспективных исследований Санкт-Петербургского политехнического университета Сергей Козырев считает, что Россия сможет вырваться в сфере электроники вперед, дождавшись очередного научно-технического перехода.

— В электронной промышленности все начинается с кристаллов: кремния, галлия, арсенида. А завод по производству кристаллов в Азии стоит несколько миллиардов долларов. Сейчас практически вся электроника основана на кремнии. Шанс вырваться в этой отрасли вперед есть тогда, когда будет происходить смена материальных носителей. Если есть хорошая наука, которая отслеживает эти изменения и способна совершить такой скачок, то можно попытаться начать производить электронику не на прежней, а на новой материальной базе.

«СП»: — А когда кремний в электронике станет прошлым?

— Вообще, научные прогнозы сбываются плохо. Но прогноз о динамике развития электроники, степени ее миниатюризации, который ведется с 1970-х годов, сбывается с удивительной точностью. Согласно ему, кремний будет доминировать еще минимум лет пять. Надежды на углерод, графен и другие перспективные материалы пока преждевременны.

Новый носитель может быть как твердотельным, так и квазибиологическим. Чтобы понимать это заранее и использовать в свой срок, и нужна наука. Поэтому выгоднее развивать науку, а не тратить гигантские деньги на повторение.

В свою очередь член комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Пантелеев считает ответственным за сложившееся положение дел правительство.

— У нашей фракции — КПРФ и у правительства разное видение промышленной политики в стране. При той, которая существует сейчас, и при том бюджете, который утвердили, никакого реального сдвига в радиоэлектронной промышленности я не вижу.

Тем более в 2021 году на развитие промышленности и повышение конкурентоспособности они планировали потратить 540 млрд. рублей, а потом урезали почти на 11%. И это в момент, когда в стране происходит цифровизация, а почти вся электроника, работающая в стране импортная.

Мы зависим от других стран в части электроники почти на всех уровнях. От бытового, до, например, гражданской авиации. Когда иностранцы отказали нам в комплектующих для «Суперджета» и МС-21 возникли проблемы. Своя радиоэлектронная промышленность — это вопрос безопасности и суверенитета страны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика