Москву, Питер и другие мегаполисы страны снова поставили на ножи и под стволы

Москву, Питер и другие мегаполисы страны снова поставили на ножи и под стволы

Скандал в Домодедово вспыхнул, но не разгорелся. Помните, сколько было шума из-за событий в Новых Ватутинках, где четверо приезжих затеяли драку с двумя местными жителями, один из которых шёл с ребёнком? Нападавших разыскали и задержали почти мгновенно, чуть позже стали известны и их биографии.

Три дня новости на эту тему были топовыми. А вот побоище в Домодедово, в котором сцепились несколько десятков человек, и дело дошло до стрельбы из травмата, как-то быстро ушло из информационной повестки. Интересно, почему? Люди потеряли интерес к теме или сверху постучали? На момент, когда писался этот материал, была информация о семи задержанных по этому делу. Но хулиганов задержали по горячим следам, после этого прошло уже больше суток — и тишина…

Но проблема-то осталась.

До начала пандемии, по информации МВД, на территории России находилось примерно 700 тысяч нелегальных мигрантов. Как правило, счастья они ищут в мегаполисах, где водятся деньги. Туда же устремляются наши сограждане, надеясь на лучшую долю. «Удалёнка» ведь годится только для «белых воротничков».

В результате Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Краснодарский край и еще ряд субъектов РФ превращаются в проходной двор, что очень не нравиться местным жителям.

«Понаехавших» стоит разделить на две части: первая — трудовая миграция из стран ближнего зарубежья, вторая — граждане РФ, переезжающие в поисках работы. В первом случае напряжённость создают нелегальные мигранты, находящиеся на территории России на птичьих правах, отчего и сами часто страдают, во втором — ну, вы же сами понимаете, о ком идёт речь.

Явно не о тех, кто отпахал полжизни «на северах» и к пенсии перебрался в Москву или под тёплое краснодарское солнышко. И не об образованных и квалифицированных специалистах из любых точек нашей необъятной Родины, которых кадровики друг у друга из-под носа сманивают. Головной болью являются, как правило, молодые люди без образования и профессии, но с неумеренным гонором и желанием всех и вся прогнуть под себя.

Результаты, как говориться, налицо. И Москва — не единственный «проблемный» мегаполис.

В Санкт-Петербурге было несколько крайне неприятных историй, в которых участвовали мигранты. Там массовые драки и разборки становится, к сожалению, привычной картиной.

Хотите примеры? Драка со стрельбой возле торгового центра на Сенной площади подойдёт? На месте происшествия полицейские обнаружили гильзы и резиновые пули. На следующий день задержали десятерых участников побоища. Им было от 16 до 32 лет.

Вот еще пример: киргизы схлестнулись с уроженцами Тывы возле клуба Money-Honey. Стражи порядка задержали 20 человек, в больнице оказались четверо участников с ножевыми ранами.

А как вам такой инцидент: 15 уроженцев Таджикистана избили троих петербуржцев. Причина — конфликтная ситуация на дороге.

И это — только резонансные события, имевшие место в этом году. К этому еще можно добавить, что, по оценкам экспертов трудовые мигранты занимают более половины петербургского рынка жилой аренды. Идет постепенное формирование районов, заселенных работягами из стран СНГ. И постепенно оттуда «вымывается» мелкий бизнес, приходит в упадок сфера услуг, а учреждения культуры просто загибаются: приезжие в библиотеки не заглядывают, на йогу с пилатесом не ходят, крафтовые кафе не посещают.

В Новой Москве постепенно происходит то же самое.

Стоит сказать, что власти стараются упорядочить процесс въезда мигрантов в Россию, например, приглашать их на работу «целевым» методом, когда люди точно знают, где именно будут работать и сколько за это получать. Первые 10 тысяч гастарбайтеров из Узбекистана, отобранных и проверенных, приедут в Россию до середины января следующего года. Они будут трудиться на стройках в Приамурье, Москве и Подмосковье, Санкт-Петербурге, Новосибирской, Калужской, Тульской, Мурманской, Калининградской областях, а также в Краснодарском крае. Их трудоустройством занимается Агентство по внешней миграции Республики Узбекистан. Это пилотная программа по целевому трудоустройству мигрантов. Остаётся надеяться на то, что строгий отбор «на местах» исключит возможность того, что под видом гастарбайтеров к нам просочатся уголовники или, того хуже, экстремисты из Афганистана, получившие узбекские паспорта.

Что до граждан России, приезжающих в «денежные» регионы в поисках работы (или приключений), тот ситуация едва ли не более запущенная… Если приезжие из сопредельных государств вполне могут восприниматься как «чужие», то эти-то — «свои».

Вот и глава Чечни Рамзан Кадыров выступил с заявлением, в котором осудил обвинения в адрес кавказцев после нападения на мужчину с ребёнком в Новой Москве. По его мнению, происходит намеренное нагнетание ситуации и раздувание межнациональной розни:

«Ладно, подрался кавказец. Что мешает его молча задержать и посадить по всей строгости закона? Или без дополнительной шумихи в СМИ правоохранительные органы боятся это сделать?», — считает глава региона.

И ведь действительно, было время, когда национальная принадлежность правонарушителей в СМИ не указывалась. Что же изменилось? Прежде всего, у правоохранителей появились системы видеонаблюдения, а у граждан — смартфоны, позволяющие сразу и снимать, и транслировать изображение. И если распространение кадров с видеокамер еще можно пресечь, то видео, снятые частными лицами, разлетятся по сети практически мгновенно. Так что внешность и речь нарушителей порядка станут известны всем, а люди уж и сами сделают соответствующие выводы.

— Есть такие ситуации и такие и сос

тавы преступлений, где вопрос о национальности является юридически значимым и даже может составлять предмет доказывания. Например, по делам о преступлениях на почве национальной розни, или когда причастное лицо опознается, в том числе, по таким признакам, — объясняет адвокат Вадим Клювгант. — Но это особые случаи. Во всех остальных случаях действуют нормы закона, согласно которым никто не обязан ни указывать свою национальную принадлежность, ни скрывать её, и никто не вправе никого принуждать к тому или иному выбору.

Если мы действительно хотим жить в правовом государстве, нужно исходить из того, что говорит об этом закон, и очистить эту деликатную тему от разных конъюнктурных наслоений, не использовать её как повод для любых провокаций.

С тем, что к этому вопросу нужно подходить деликатно, согласен и ветеран спецслужб Александр Гончаров. Но, по его мнению, в некоторых случаях замалчивание национальной принадлежности может создавать проблемы.

— Совершенно согласен с тем, что нельзя этим спекулировать, разжигая тем самый национальную неприязнь. Но мы должны иметь в виду, что любое происшествие с участием приезжих с нашего Северного Кавказа рикошетом бьёт по трудовым мигрантам из Средней Азии. Получается, что противоправные действия совершают одни, а население требует принять жёсткие меры по отношению к другим. Это, конечно, несправедливо.

Есть и другой аспект: хоть и принято сейчас твердить, что преступность не имеет национальности, но это, к сожалению, не так. Мы прекрасно знаем, что и банды формируются по этническому признаку, и экстремистские группировки. Этнические преступные группировки курируют разные направления бизнеса. Кроме того, есть преступления, характерные для тех или иных национальностей. И мы все об этом знаем.

Да, если СМИ указывают национальность преступника, представители диаспоры обижаются, считая, что это бросает тень на всех остальных. Так работайте со своими, чтобы они не совершали преступлений и вас не позорили.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика