Русская православная церковь в годы Великой Отечественной Войны

09.05.2022 — 08:00Автор: Ночной бомбардировщик

Сразу после нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года заместитель местоблюстителя патриаршего престола митрополит Сергий (Старгородский) выступил с призывом послужить отечеству в тяжкий час испытаний, всем чем каждый может, дабы развеять в прах фашистскую вражескую силу. Получается, что первыми к народу обратились представители РПЦ. Ничего на наш взгляд удивительного в этом нет, связь между Церковью и воинством существует издавна. На протяжении многовековой истории России,  Русская Православная Церковь духовно окормляла воинов. Она благословляла их на ратный подвиг, и в лихие годы это вселяло в них мужество. Во время войн Церковь особенно истово молилась о даровании побед и Божией помощи русскому воинству. 

Послания главы Русской Православной Церкви и других её иерархов носили не только призывной и консолидирующий характер, но имели и разъяснительные цели. В них определялась твердая позиция церкви по отношению к захватчикам и войне в целом независимо от положения на фронте. Церковь не только утешала верующих в скорби, но и поощряла к самоотверженному труду в тылу, мужественному участию в боевых операциях, поддерживала веру в окончательную победу над врагом, способствуя тем самым формированию высоких патриотических чувств и убеждений среди тысяч соотечественников. Кроме того, от имени церкви подвергались осуждению дезертирство, сдача в плен, сотрудничество с оккупантами. Все это способствовало изживанию пораженческих настроений, получивших определенное распространение в тяжёлые первые дни войны, и, в конечном итоге, создавало «нравственные условия победы», которые в значительной мере изменили ход военных событий. Неумолкавшее слово Церкви, звавшее к защите Отечества и веры православной, вселяло в сердца твердую уверенность в близкой победе.

         Представители советского правительства обратились к народу в тот же день, но позже чем представители церкви. Как мы все знаем из истории к народу обратился В.М. Молотов занимавший на тот момент должность народного комиссара иностранных дел.

И.В. Сталин  руководитель СССР как мы знаем обратился к народу только 3 июля 1941 года. К представителям власти мы еще с вами вернемся.

         Помогали в борьбе с врагом не только представители РПЦ находившееся в период войны на территории СССР, но и представители РПЦЗ (Русская Православная Церковь заграницей).

Так, например, архиепископ Гор Ливанских, Илия решается на молитвенный подвиг. Он затворяется в подземелье и трое суток молится перед иконой Божией Матери, прося у нее помощи для России. На четвертые сутки, ему явилась сама богородица в огненном столпе. Она объявляет, что в России надо открыть все храмы и монастыри, выпустить из тюрем священников, а главное обнести казанскую икону Божией Матери вокруг Ленинграда и совершить молебен этой же иконе в Москве, затем икона должна быть в Сталинграде и идти с войсками до самых границ СССР. Свои ведения митрополит Илия передает в письменном виде в советское посольство на имя И.В. Сталина. Его письмо остается без ответа, но молебен   был проведен в Москве в церкви, которая на тот момент располагалась в Елоховском переулке.

Тем временем руководство страны, находится еще в шоке от нападения армии Гитлера на Советский Союз. Лишь 3-го июля 1941 года, по радио выступает И.В. Сталин. Выступая по радио, Сталин говорил о многом. Но в памяти миллионов советских людей навсегда осталась фраза «Братья и сестры!» эта фраза подчеркивает необходимость единства народа перед врагом, помогает яснее осознать смертельную опасность нависшую над страной.

В своей речи, как нам кажется руководитель Советского Союза, проявил мудрость обратившись к населению фразой «Братья и сестры», обратись он лозунгами коммунистов народ ведь мог и не понять его.

Советское руководство во главе со Сталиным скоро осознало важность церковной поддержки среди советских граждан. Несмотря на тяжелое военное положение, была возобновлена церковная издательская деятельность, вновь начал выходить «Журнал Московской Патриархии», ставший свидетелем патриотической работы духовенства. Сотрудничество с Всеславянским комитетом предоставило Московской Патриархии возможность напрямую, через радио и печать, обращаться к народу в Советском Союзе и в зарубежных странах. В целях противодействия фашистской пропаганде и разъяснения патриотического курса Патриархии была выпущена книга-альбом «Правда о религии в России» (1942 г.), а затем вышла книга «Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война» (1943 г.). Кроме того, зимой 1942/1943 г. на студии Ленкинохроники при участии митрополита Николая (Ярушевича) был снят документальный фильм о сборе ленинградскими верующими средств на танковую колонну имени Димитрия Донского и эскадрилью имени Александра Невского.

 Таким образом, с первых дней Великой Отечественной войны церковь начала вдохновлять население СССР  на борьбу с врагом, что оказало огромное влияние на подъём патриотических настроений именно тогда, когда это было наиболее необходим: в тяжёлые первые месяцы военных поражений. Это помогло советскому народу собраться с духом и постепенно одолеть врага.

Русские священники в рядах Красной армии и партизанском движении

Сотни священнослужителей, включая тех, кому удалось вернуться к 1941 году на свободу, отбыв срок в лагерях, тюрьмах и ссылках, были призваны в ряды действующей армии. На фронтах служили полковые священники. Можно было увидеть батюшку в военной шинели, поверх которой была надета епитрахиль.

Свою позицию Русская Православная Церковь четко обозначила с первого дня войны. 22 июня 1941 года ее глава, митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) обратился ко всем православным верующим страны с письменным посланием «К пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», в котором заявил, что Церковь всегда разделяла судьбу своего народа.

Осенью 1941-го вермахт начал продвижение к столице СССР. Шла речь о самом существовании страны, и в этих тяжелейших условиях нашлись те, кто поднялся на борьбу с грозным врагом, и те, кто трусливо уклонялся от этого.

Русская Православная Церковь оказалась в рядах первых. Достаточно сказать, что за годы войны митрополит Сергий обращался к православному народу с патриотическими посланиями 24 раза. Не остались в стороне и другие иерархи Русской Церкви.

 В начале войны в адрес Председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина поступила телеграмма от архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), в котором священнослужитель, находящийся в ссылке в Красноярском крае, сообщал, что являясь специалистом по гнойной хирургии, «готов оказать помощь воинам в условиях фронта или тыла, там, где будет мне доверено».

Его прошение было удовлетворено, и с октября 1941 года 64-летний профессор Валентин Войно-Ясенецкий был назначен главным хирургом местного эвакуационного госпиталя и стал консультантом всех красноярских больниц. Талантливый хирург, принявший духовный сан в 1920-х годах, делал по 3-4 операции в день, показывая пример более молодым коллегам.

Любовь к Родине и ее защита от врагов всегда была заветом всех православных христиан. Поэтому верующие особенно горячо отнеслись к призыву о помощи на нужды фронта, и на поддержку раненых бойцов. Они несли не только деньги и облигации, но и драгоценные металлы, обувь, полотенца, полотно, заготавливалось и сдавалось немало валяной и кожаной обуви, шинелей, носков, перчаток, белья.

Так за годы войны в фонд обороны страны верующими было направлено 300 миллионов рублей. На эти деньги были построены и переданы в действующую армию 40 танков Т-34 танковой колонны «Димитрий Донской», а также истребительная эскадрилья «Александр Невский».

Если учесть, что к началу Великой Отечественной Православная Церковь в СССР была почти разгромлена, это можно назвать поистине чудом.

Невиданная в истории человечества по своему размаху и ожесточенности война властно требовала и ратного участия. В отличие от Первой мировой, когда в рядах русской армии священники официально допускались до боевых действий, в 1941–1945 гг. многие клирики воевали обычными бойцами и командирами. Так, Иеромонах Пимен (Извеков), будущий Патриарх, был заместителем командира стрелковой роты. Диакон Костромского кафедрального собора Борис Васильев, после войны ставший протоиереем, воевал командиром взвода разведки и дослужился до заместителя командира полковой разведки.

Немало будущих священнослужителей во время Великой Отечественной были в самом пекле войны. Так, архимандрит Алипий (Воронов) в 1942–1945 годах участвовал во многих боевых операциях в качестве стрелка в составе 4-й танковой армии и закончил свой ратный путь в Берлине. Митрополит Калининский и Кашинский Алексей (Коноплев), был награжден медалью «За боевые заслуги» – за то, что, несмотря на тяжелое ранение, не бросил во время боя свой пулемет.

Воевали священники и по ту сторону фронта, в тылу врага. Как, например, протоиерей Александр Романушко, настоятель церкви села Мало-Плотницкое Логишинского района Пинской области, который вместе с двумя сыновьями в составе партизанского отряда не раз участвовал в боевых операциях, ходил в разведку и был по праву награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

Священнослужители были активными участниками партизанского движения. С риском для жизни укрывали красноармейцев, отставших при отступлении или бежавших из плена, вели антифашистскую агитацию среди населения, помогали советским военнопленным.

С начала Великой Отечественной Войны многие сотни отбывших срок священнослужителей в армии стали танкистами, артиллеристами, пехотинцами». Более сотни были награждены медалями и орденами.

Примерно 40 священников удостоены медалей «За оборону Ленинграда» и «За оборону Москвы». Более 50 были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». Несколько десятков получили медали «Партизан Великой Отечественной войны». А сколько героев-солдат и боевых офицеров, в тяжелую минуту дав такое слово Богу, после войны стали священниками или монахами. И гордо 9 Мая прикалывали к рясам ордена и медали.

В октябре 1943 года впервые в истории Советского Союза сразу 12 священнослужителям вручили высокие государственные награды. К этому времени за содействие партизанскому движению только в Полесской епархии на территориях нынешней Западной Украины и землях, отошедших к Польше, фашисты зверски пытали и расстреляли каждого второго православного священника. Особая жестокость гитлеровцев к русскому духовенству была устрашающей контрмерой.

Как мы видим, церковь помогала не только молитвами, но и делами. Получается, что на борьбу с врагом государство мобилизовало даже церковь.

Зацепин Е.А. «Роль Русской православной церкви в годы Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.» (в сокращении)

Источник

Updated: 10.05.2022 — 07:58

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.