Введение в политоЛохию

Введение в политоЛохию

Пока на местном телевидении, по недоразумению именуемом «российским», во мне не разглядели обезьяну с гранатой, которая неизвестно куда метнёт, я любил задавать вопросы на различных ток-шоу. Или, по крайне мере, пытался их задавать. Например, почему «охрана» и «защита» — синонимы, а при добавлении одинакового корня, «правоохранители» и «правозащитники» уже антонимы?

Или, латинское optimus — это ж не только «наилучшее», но ещё и «Знать» (не глагол). Отсюда выражение «оптимизация налогов» совершенно чётко объясняет, в чью пользу перераспределяется «общак», извините за сленг. В отличие от жаргона, сленг может употребляться в разных социальных группах, если слово вышло за пределы специфической. Впрочем, нюансы для ТВ словно камешек в бездонный колодец. А вот то, что по правилам «политолохии» — звучит долгим эхом.

Любая наука направлена на накопление и систематизацию информации в своём стремлении познать окружающую действительность. Не важно — точная или общественная, порой противопоставляемые друг другу. Общество обязательно надо изучать и ещё как, ведь мы проводим в нём большую часть отпущенного времени. И при применение выверенного метода, подобная деятельность может дать результаты, близкие к объективным. Так, формальная логика приподнимает над субъективностью содержания: «Бензепика, либо зрекает, либо гагает. Таким образом, бензепика не способна одновременно зрекать и гагать», что бы это не значило.

Но «познать» и «править» плохо сочетаются между собой. Чем круче (отвеснее) вертикаль, тем примитивнее управление. Поэтому разжигать нужно не любопытство, а страх: последующий опыт опаснее предыдущего, значит, упокоимся в неизменности. Дать малышу по головёнке, и остановить развитие, зато он теперь через кроватку не перевесится и с другими жестокостями окружающего мира не столкнётся, ибо останется лежать. В конце концов, не переходить в следующий класс тоже стабильность.

ПолитолоХия не пропаганда: не «распространяет», а «обосновывает». Вернее, придаёт убедительность. Точнее — не приводит, а уводит. Именно для неё характерен жаргон с его этимологией от галло-романского gargon «болтовня» или звукоподражающего «га-га-га». Специфическая коммуникация, она, как облегчает понимание (представьте, если б учёные пользовались каждый собственным стандартом). Так и затрудняет (жаргон), при необходимости превратить азбучное в непостижимое.

На «трансфер власти» и «электоральную транспарентность» мой мозг всегда реагирует рассказом Коржакова о том, как Ельцин взял на выборы в пару вице-президентом Руцкого по совету помощницы: «У него такие усы, все бабы будут наши!» Правда, у Ельцина имелся хотя бы Ястржембский, а у Путина неповторимый (повторить невозможно) Песков. Первый, чтоб иногда отвечать, второй, чтоб никогда не спрашивали. Вот где истинное мастерство!

Заменять элементарное громоздким важно, но на первых порах достаточно и «провокации», она почти всегда кстати. В древнем Риме буквально — гладиаторский вызов. И, либо его принимали и сражались, либо «вызовщик» становился бескровным победителем (крайне редко). Было бы забавно в ответ на «провокацию» в свой адрес обратиться к окружающим с пояснением: «Глядите, вызов!». Тебя толкают в бок, мол, какое оружие возьмёшь, какие приёмы применишь и вообще, на арену-то собираешься? А ты непробиваем: «провокация!» и никуда не двигаешься.

Впрочем, с одной лишь «терминологией» политоЛохия вроде рунглиша — англо-российского суржика, когда отдельные слова всосались, а остальные правила не усвоились, вот и приходится «дринькать бира» и «шоппить в маркетах». Нет уж, каждый серьёзный политолух знает:

1. Искусственную дихотомию с её традиционным выбором между «мылом со стола» или «хлебом из параши»;

2. Одержимую экстраполяцию, позволяющую по нескольким песчинкам оценить весь пляж;

3. Безусловную условность, в которой, если нет Путина, нет и России;

4. Перевёрнутый треугольник, с вершиной на фактурной точке и «лучами» рассуждений, уходящими в бесконечность;

5. Аксиоматическую паралогистику с её безупречными цепочками, вроде: взяточник не желает брать ничего плохого. Приобретение хорошего — дело хорошее, следовательно, взяточник стремится к хорошему.

Конечно, сразу не охватить ни юридическую математику, согласно которой после 126-й статьи Конституции РФ идёт 128-я, а 2Х2=0. Ни экспериментальную фонетику по заполнению пространства звуками, похожими на осмысленные. Ни «положительную химию» президентов с её влиянием на без отрицательную «физику» государств. Однако, основное в политолоХии всё же язык и грамотный специалист никогда не даст за него схватить, поставив ситуацию под контроль искромётной шуткой:

Первое слово съела корова

Ну, а второе стояло с конца,

Это — второе — сжевала овца,

Если бы овца не вмешалась, то снова,

Первым второе стояло бы слово…

«Оборжание» (не путать с обожанием) — отдельная специализация политолоХии, но про неё как-нибудь в другой раз.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика