Россия зальёт водородом Германию, а затем и Европу

Россия зальёт водородом Германию, а затем и Европу

Россия и Германия в недалеком будущем должны сформировать «водородный альянс». С таким заявлением выступил глава австрийской нефтегазовой компании OMV Райнер Зеле за несколько дней до ухода со своего поста.

По его словам, в краткосрочной перспективе с наступлением эры возобновляемых источников энергии (ВИЭ) «нам будет необходимо сконцентрироваться на так называемом голубом водороде», вырабатываемом из природного газа. Позже, если Европа захочет иметь непременно «зеленый» водород — самый чистый, с наименьшим углеродным следом, то и здесь Россия может помочь Старому Свету. В том числе разместив на своей территории ВИЭ.

Оператор «Северному потока-2», рассказал Райнер Зеле, уже проводит исследования на предмет возможности поставлять через него водород вместо природного газа. «Не играет роли, какой газ мы будем поставлять. Важно, что трубопровод нужен», — пояснил он. Его стратегический прогноз прозвучал в момент, когда до окончания строительства «Северного потока-2» остались считанные дни, если не часы (судну «Фортуна» осталось пройти несколько сотен метров).

Тема водородной энергетики стала модной в России. На Восточном экономическом форуме были представлены планы производства «зеленого» водорода на Сахалине и Камчатке, а также показана пилотная версия автомобиля «Аурус» на водородном топливе.

 — В изложении Райнера Зеле, это, конечно, красивая идея, — говорит эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков — Но в реальности все более прозаично. Он говорит о сотрудничестве государств. Но на деле сотрудничать будут компании. Никакого международного альянса по типу ОПЕК не будет.

«СП»: — В чем может состоять кооперация компаний двух стран?

— Либо мы построим на территории России заводы по производству из метана водорода, модернизируем трубопроводы «Северный поток-2» и «Северный поток-1» (потому что для прокачки через них водорода потребуются технические изменения) и будем продавать его в Германию, а через нее и в другие европейские страны. Либо продолжим использовать трубопроводы, как простые газопроводы для метана, а на территории Германии будут построены заводы по производству из него водорода. Потому что именно из метана в основном и делают водород.

Другое дело, что европейцы говорят, что в рамках программы декарбонизации они собираются к 2050 году отказаться от потребления ископаемых источников энергии и перейти на ВИЭ. Но их использование требует решения проблемы хранения энергии. С ископаемыми источниками все просто: навалил на склад угля, залил в резервуар нефть, закачал метан в подземное хранилище и все — это и есть форма хранения энергии. А энергию от ВИЭ надо как-то запасать. Нужны аккумуляторы, но они очень дорогие, неэффективные и загрязняют окружающую среду.

Выход в том, чтобы с помощью ВИЭ производить некое вещество — энергоноситель. Им и станет водород. Энергию, полученную из ВИЭ будут тратить на производство водорода методом электролиза, который можно хранить, а в случае нужды переводить его обратно в энергию. Это так называемый «зеленый» водород. Россия же может производить из метана либо «голубой» (улавливая парниковые газы при производстве), либо «серый» водород (не улавливая). Будет ли он востребован на рынке, никто не знает. Как такового рынка водорода пока в Европе и в мире просто нет.

Сейчас спайка России и Германии газовая. Много газа идет в саму Германию и через нее транзитом в другие страны (из «Северного потока-1», а скоро пойдет и из «Северного потока-2»). То есть Германия становится крупнейшим распорядительным газовым хабом Европы. И если уж Европа предпочтет водород, то Германия останется крупнейшим хабом и водорода. То есть мы все равно продолжим сотрудничество.

«СП»: — На уровне риторики Европа явно «зеленеет». Хотя здравый смысл подсказывает, что отказываясь сначала от самой грязной угольной генерации, ей на первом этапе, чтобы не замерзнуть, придется даже увеличить потребление обычного газа…

— Всегда считалось, что уголь — самый грязный источник энергии, а природный газ — самый чистый. Но это с точки зрения загрязнения среды. Парадокс в том, что сейчас климатологи вступают в конфликт с экологами. Они утверждают, что загрязнение среды вторично, а главное — влияние на климат. Для них метан, а не уголь, обладает самым агрессивным парниковым эффектом. И на этом основании климатологи настаивают на отказе в первую очередь от газа. Но надо учитывать, что климатологи, как правило, лоббируют ВИЭ.

«СП»: — Интересно, что Райнер Зеле дал свое оптимистическое интервью накануне ухода со своего поста в австрийской компании. Может, он приедет работать в Россию?

— У нас есть такая традиция назначения европейцев на высокие посты в наших компаниях. Хотя обычно это относится к отставным политикам, которых лично знал Путин. Логика компаний тут в том, что президенту РФ можно через них доставлять некие месседжи. Зеле — человек из отрасли, не политик. Вряд ли Путин знает его так хорошо как бывшую главу МИД Австрии Карин Кнайсль (вошла в совет директоров «Роснефти» — авт.). Но может Зеле и перейдет в структуры «Газпрома». В последнее время он давал все более и более смелые комментарии о сотрудничестве с Россией.

По мнению ведущего научного сотрудника Центра Германских исследований института Европы РАН Александра Камкина, политические факторы способны осложнить энергетическое сотрудничество России и Германии, но вряд ли скажутся на нем фатально.

— В контексте выхода из атомной энергетики и анонсированного выхода из угольной генерации природный газ является для Германии основным энергоносителем. На одной ветряной и солнечной энергетике страна далеко не уедет. Кроме того, природный газ — сырье для производства огромной номенклатуры продуктов химии. Например, пластиков, которые используются для производства одноразовой посуды. Поэтому от природного газа Германия откажется еще не скоро. Поставки водорода в будущем тоже возможны. Позиции России с точки зрения и цены, и логистики хорошие.

«СП»: — Тем не менее, Меркель недавно заявила, что через 25 лет Германия освободится от российской газовой зависимости…

— Это надо понимать как предвыборное заявление. Меркель активно играет на электоральных полях конкурентов своей партии — ХДС. В данном случае, это реверанс отчасти в сторону проамерикански настроенной части немецкого политического истеблишмента, который давит на нее в контексте Украины, а также в сторону «зеленых», ратующих за отказ от углеводородов.

«СП»: — Сентябрьские парламентские выборы в Германии могут как-то повлиять на энергетическое сотрудничество наших стран?

— Сейчас в Германии говорят о возможности красно-красно-зеленой коалиции. Социал-демократы (СДПГ), «Левые» и «Зеленые». Но там есть противоречие между антинатовской риторикой левых и трансатлантическими обязательствами лидера СДПГ. Другой возможный итог — «светофорная» коалиция: СДПГ во главе, «зеленые» и свободные демократы. В любом случае вхождение «зеленых» в правящий кабинет несколько усложнит переговорный процесс, потому что они выступают за отказ от газовой генерации. Но по водороду они еще не определились.

Если говорить о теоретическом продолжении «большой коалиции» (ХДС/ХСС и СДПГ), что спорно, поскольку ХДС вряд ли захочет быть младшим партнером социал-демократов, то здесь будут представлены интересы крупного германского бизнеса, который во многом «завязан» на российское сырье и природный газ.

Таким образом, в любом случае сотрудничество Германии и России будет продолжено, независимо от политических факторов.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика