«Грязная наличность» гражданам ни к чему

«Грязная наличность» гражданам ни к чему

В течение ближайших 20−30 лет наличные деньги как явление себя изживут. Об этом, в частности, заявил зампредседателя Банка России Сергей Швецов, выступая на полях международного экономического форума в Санкт-Петербурге.

По его словам, с течением времени наличные средства станут маргинальными, ведь уже сейчас они используются для обслуживания теневого бизнеса. Кроме того, отказу от использования физических денег будет способствовать еще и то, что на них скапливаются инфекции.

«Все-таки бумага — это инфекция. Говорят же — „грязные деньги“, так вот мы еще получили и заразные», — приводила ранее слова чиновника «Свободная Пресса».

При этом Сергей Швецов отметил, что уже до конца года монетарные власти страны планируют создать прототип платформы для цифрового рубля. От результатов ее тестирования, заключил он, будет зависеть окончательное решение о вводе в оборот национальной цифровой валюты, которое еще не принято.

На первый взгляд, это заявление на сегодняшний день выглядит довольно странно. Ведь чуть ли не в каждой торговой точке, что в столице, что в регионах, в первую очередь интересуются у покупателя, есть ли у него наличные средства, и при утвердительном ответе просят расплатиться именно ими. Ту же схему взаимозачетов предпочитают использовать таксисты и другие представители сферы услуг.

При таких раскладах, откровенно говоря, очень слабо верится в то, что наличность окончательно и бесповоротно канет в Лету.

— Если брать текущую ситуацию, то подобное заявление, мягко говоря, не совпадает с реальностью, — признал экономист Никита Масленников. — Вся эта пандемическая история привела к тому, что мировое население, по оценкам ведущих мировых консалтинговых агентств, в целом получило на руки более 4 триллионов денежных средств в долларовом эквиваленте. Где-то это были «вертолетные» деньги, где-то более адресные меры поддержки, но тем не менее. Если же сюда еще прибавить средства для покрытия дефицита бюджетов и финансирования кредитных программ, то, по грубой оценке, этот эквивалент вообще вырастает до 20 триллионов долларов, из которых непосредственно на наличность приходится значительная доля.

В России такая же ситуация. Прирост наличных денег в экономике составляет более 2 триллионов. Отчасти эти деньги пошли на финансовые рынки, отчасти на банковские депозиты, отчасти еще куда-то. Так что, как видим, озвученный тренд на изживание наличных спотыкается об эти факты.

— На данный момент на пути «изживания» наличных денег стоит ряд нерешенных проблем, — продолжил директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. — Предположим, там, где вы собираетесь совершить покупку, отсутствует электричество, и банковский терминал с точкой доступа в интернет не работают. Или ваш счет привязан к номеру телефона, а он возьми, да и разрядись. Все, ни карточкой, ни переводом вы не воспользуетесь.

«СП»: — То есть отказ от наличных средств, анонсированный Сергеем Швецовым, чистой воды утопия?

— Мы не можем не видеть, как в условиях пандемии взрывными темпами развивается онлайн-торговля, а вокруг банков разрастаются финансовые экосистемы, — обратил внимание Никита Масленников. — Все это ведет к росту безналичных расчетов. А еще нужно учесть, что порядка 40 мировых центробанков сосредотачивают усилия на разработке цифровой валюты, прорабатывая различные концепции.

Так что текущая ситуация вроде бы подсказывает, что не нужно торопиться «хоронить» наличность. Но в то же время тренд на развитие цифровых платежных систем есть, и Сергей Швецов, отмечая это, в принципе прав. Неминуемое развитие технологий блокчейна в ближайшие десятилетия очевидно. Китай активно тестирует свои собственные системы, схожие эксперименты ведут Япония и Тайвань, даже ФРС США задумывается о собственном цифровом долларе. Так что Россия тоже должна идти по этому пути, таков исторический прогресс.

«СП»: — Сколько времени потребуется, чтобы наличные деньги ушли с мировой экономической арены? Озвученных двух-трех десятков лет хватит?

— Могу предположить, что где-то к 2030 году мы можем вполне оказаться в другой реальности, где наличные деньги если и останутся, то, действительно, будут использоваться по большей части маргиналами. Возможно, что уже к середине текущего десятилетия полностью от наличных денег начнут отказываться некоторые западные государства, например, Швеция.

— Думаю, наличные денежные средства никуда со временем не денутся, просто их объем заметно сократится, — высказал иной взгляд на ситуацию Василий Солодков. — Например, я лично уже давно не пользуюсь наличностью, но когда я добираюсь от дома до работы и обратно, в одной из железнодорожных касс периодически отключается электричество, из-за чего мне постоянно приходится носить в кошельке банкноту в 100 рублей. Как долго будет продолжаться эта эпопея с энергопитанием, я не знаю, но подозреваю, что это будет происходить всегда.

«СП»: — А можно ли рассчитывать на то, что цифровые деньги будут надежно защищены от разного рода мошенников? Есть хоть какие-то гарантии того, что виртуальные рубли не будут так же лихо «тибрить» со счетов граждан и организаций мошенники, как это делается сейчас? В теневом бизнесе их использование останется возможным?

— Пандемия, действительно, явила нам огромную волну мошенничеств, в том числе и в киберпространстве, — отметил Никита Масленников. — Системы безопасности оказались в сильно уязвимом положении что в России, что во всем остальном мире. А дальнейшее развитие «интернета вещей» приведет к еще большему усилению этого явления, вплоть до прямого вымогательства в духе «или плати, или получай троянскую вредоносную программу».

Следовательно, требования безопасности к цифровому рублю должны быть на порядок выше, чем ко всем остальным виртуальным продуктам. Не может такое средство без проблем использоваться в экономике, оставаясь токсичным. Но пока совершенно непонятно, как центробанки смогут управлять этими рисками, так что вопросы кибербезопасности цифрового рубля не имеют абсолютно убедительных критериев.

— Безналичные средства разве не используются теневым бизнесом сейчас? Это, так сказать, не есть аргумент, — резюмировал Василий Солодков. — Еще мистер Фридман, «отец» современной монетаристской теории, говорил — что бы государство не предпринимало в сфере повышения налогов, те, у кого есть большие деньги, смогут от них уйти. То же самое будет и здесь, я вас уверяю, вода дырочку найдет. Если использование безналичных средств возможно использовать в теневом бизнесе сейчас, то что-нибудь, подозреваю, придумают и после введения цифрового рубля.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика