Сколько стоит жизнь на родине Путина, Кудрина и Мутко?

Сколько стоит жизнь на родине Путина, Кудрина и Мутко?

В Петербурге жить мечтают многие россияне. Любим согражданами родной город президента РФ Владимира Путина и ближайших его сподвижников — Алексея Кудрина, Виталия Мутко и многих-многих других питерских «командиров».

Манят его «повисшие над водами» мосты, великолепные «громады дворцов и башен», музеи с мировым именем. Многое! И как при Пушкине, переезжают сюда в последние годы при первой возможности наши люди «толпами со всех концов земли» (российской). О чем свидетельствуют данные городского рынка недвижимости.

Только за неполный 2020-й год, по октябрь включительно (более свежих данных пока нет), доля иногородних покупателей жилья выросла у нас по сравнению с 2019-м до 45%. А в некоторых компаниях-застройщиках превысила 50%.

Больше всего новоселов — из ближайших к Питеру северо-западных регионов. Но немало так же из отдаленных мест. Кто покупает, кто арендует квартиры или комнаты в коммуналках с тем, чтобы, подкопив, обзавестись здесь собственной крышей над головой, получить местную регистрацию, а с ней и положенные по закону льготы, у нас они выше, чем на периферии. Благо, предложения заметно превышают спрос.

Начиная с 2000-х годов, если где обошлось без серьезных спадов, так это в жилой застройке. Многоэтажные панельные «человейники» штампуются практически бесперебойно.

Что движет переселенцами, в том числе, из южных районов страны, в частности, Крыма и Краснодарского края, где, как считается, жизнь и теплее, и дешевле?

 — Нет, у нас точно не дешевле, а многое даже дороже. Продукты, например, особенно в разгар лета, — сказала вашему корреспонденту Валентина Руденко, родившаяся и выросшая в Геленджике. — Я сильно удивлена была, когда в первый раз приехала в Петербург в конце 2015-го и обнаружила, что молочка здесь по стоимости ненамного, но все-таки дешевле. А фрукты, считай, вообще бесплатно по сравнению с нашими в курортный сезон.

На невские берега Валентина Леонидовна переехала пять лет назад ради детей. Дочь учится здесь платно на дизайнера. А младший, 16-летний сын оканчивает школу с английским уклоном. Сама Валентина — экономист. На работу устроилась, как говорит, «по наводке знакомых». Сначала семья снимала «однушку» в пригородном Ломоносове. Потом купила двухкомнатную квартиру близ Стрельны. Сейчас у них трехкомнатная на проспекте Ветеранов, у самого метро. Четырехкомнатную квартиру в родном Геленджике она сдает. За это отвечает муж, с которым, разведясь, Валентина осталась в добрых отношениях.

Именно учеба, а также перспективы в последующем трудоустройстве — одна из главных причин настигшей россиян охоты к перемене мест. Не секрет, что на периферии молодым специалистам все труднее реализоваться. Работу найти проблематично. Да и заработки более чем скромные. Другое дело — Москва и Петербург с их возможностями. Но в Первопрестольной, чтобы устроиться, нужно, как считается, иметь очень-очень много денег. Или надежную «волосатую лапу», которая, впрочем, «за так» иной раз и пальцем не шевельнет, будь ты ей хоть кем. Северная столица в этом смысле пока ещё скромнее, а, значит, привлекательней. Но так ли это?

То же жилье, например, постоянно дорожает вслед за курсом рубля по отношению к основной мировой валюте. Но если доллар и евро имеют свойство время от времени снижаться, то цены на квартиры в Петербурге — никогда. И скачут они, как правило, галопом.

Первый резкий скачок был в 2014 году после того как дикий Запад ввел антироссийские санкции из-за Крыма. Далее по нарастающей. В прошлом году рост составил 20−30% в зависимости от метража и района. В нынешнем больше чем на 40%.

Семья моей соседки-пенсионерки по даче, бывшей учительницы, 35-летний сын с женой и ребенком минувшим летом взяла ипотечный кредит и купила трехкомнатную квартиру на намывных территориях Юго-Запада с видом на Финский залив. В так называемом «китайском квартале» — микрорайоне, который строился специалистами КНР.

«Славится» он скверной гидроизоляцией — в подвалах вечно вода, на первых этажах сырость, фасады круглый год продуваются ветрами. Квартира без отделки порядка 100 кв. м. обошлась им в 25 млн. рублей. Свою трехкомнатную (63 кв.м., 1986 г. постройки) они продали за 8 млн. Отделка, начатая в августе, ещё не закончена и цена её постоянно растет. Договаривались на миллион за работу, уже заплатили полтора. Около 3 млн. съели необходимые материалы. «Похоже, до конца жизни придется Феде выплачивать этот кредит, — вздыхает соседка. — Ищет сейчас подработку. Да и я, наверное, вернусь в школу, хоть какая-то копеечка…».

Этот жилой массив расположен в черте города. В отдаленных от центра микрорайонах цены не намного ниже. А проблем выше головы, включая набившую оскомину транспортную.

Проще жилье в Петербурге арендовать с перспективой впоследствии выкупить его. Благо, старожилы предпочитают в последние годы обитать за городом. Переход на дистанционку ускорил эту тенденцию. Студия не близко от центра обходится сейчас в 20−25 тыс. Комнату в коммуналке, если повезет, можно снять за 15 тыс. По сравнению с Москвой дешевле. А по сравнению с тем, как зарабатывают в провинции?

Во время недавней поездки в Крым разговорилась в поезде с соседями по купе. Супружеская пара из Тамбова. Оба филологи, преподают в вузе, дают частные уроки. Заработок на двоих (есть сын-школьник) редко превышает 70 тыс. в месяц.

Узнав, откуда я, обрадовались: «А мы подумываем перебраться в ваш город!». Причин, сказали, несколько. И «детская», и «хочется более насыщенной культурной жизни». И близость Европы, а, значит, возможность оперативно получать визы, меньше тратить на перелеты.

Поинтересовались у меня ценами на жилье, а также на повседневную жизнь. Когда стала перечислять — картошка порядка 100 рублей, капуста от 36 до 60 руб. в зависимости от жадности поставщиков; съедобный творог («А что, бывает и несъедобный?», — удивились наивные провинциалы.) — от 130 за кг.

Из фруктов яблоки эконом-класса 50−70руб., годятся разве что для пирогов. А так в основном импортные — 130−180 руб./кг. Говядина в гипермаркетах — от 460 руб., но её лучше покупать на рынке (490 руб./кг), следя за весами и руками торговцев, обвешивают «на так»!

В магазинах мясо может статься не один раз разморожено/заморожено. Как и рыба. Та «плавает», похоже, в каких-то сказочных морях, превращаясь при выходе на прилавок в золотую. Форель радужная, например, в прошлом году стоившая по 400 руб./кг, а по акции (успевай ловить!) «всего» 330−350, нынче 800−900. Акции редки и незначительны: снижение не более 50 руб. Окунь морской — 400−500 руб. Хек, минтай, на которых смотреть больно, аппетита не добавляют, порядка 250 «деревянных».

Цены сильно «кусаются», учитывая, что средняя зарплата в Петербурге не превышает 35 тыс. рублей. Тиражируемая Смольным цифра в 40−45 тыс. родом из хитрой статистики чиновников. В основе её миллионные заработки (на фоне полунищенской у бюджетников) кучки бизнесменов и высокоплачиваемых чиновников.

К тому же, шансов накоплениям не оставляет инфляция. В сентябре текущего года он составила в Петербурге 7,2%. Как результат индекс потребительских цен по сравнению с августом, вырос в сентябре до 100,34%. Как говорится, ни в чем себе не отказывайте, дорогие горожане!

Цены на «культурные услуги» тоже впечатляют. Диктует их Петербургу Москва. Там они от 1500 руб. за места под потолком, «на люстре», и у нас стремятся к тому же. Правда, пока ещё можно найти и более приемлемые для бюджетников, не партер, конечно…

Немаловажный вопрос — зарплаты. Едут-то в первую очередь за длинным рублем. А он, известно, чем дальше от центра страны, тем короче. Конкуренцию московским заработкам могут составить разве что жители Крайнего Севера.

 — Они едут к нам не то, что семьями — целыми командами, — ответила на мой звонок риелтор Марина. Работает она в частной компании. О её заработке можно судить по тому, как живет сама: две квартиры в городе, загородный особняк, жилье для сына с семьей в Кракове, отдых только на Мальдивах и Боа (в доковидные времена).

 — С клиентами проблем у нас нет уже несколько лет, — говорит Марина. — Недавно я оформила очередную удачную сделку, продав апартаменты на Крестовском острове. На такое жилье спрос больше всего у москвичей и нефтяников, примерно 15−20% дорогой недвижимости. (Среди тех, кто купил себе квартиры на Крестовском, фигурист Евгений Плющенко, несколько футболистов «Зенита», депутатов ГД РФ от СПб и местного заксобрания — авт.). Очень востребованы и студии в бывших коммуналках в центре города. Обходятся в 2−3 млн. рублей. Уже даже очередь на них.

«СП»: — Марина, а как выглядит на примере вашего агентства современный покупатель питерского жилья?

 — Возраст от 33 до 50 лет, семейных и одиноких примерно поровну. География — от Севера до Юга. Немало москвичей. С Зауралья и Дальнего Востока редко. В последние пару лет увеличилось число запросов из Поволжья. Заселяют приезжие оттуда преимущественно спальные районы. Активно покупают также квартиры на вторичном рынке.

Такая вот диспозиция. Для кого-то — руководство к действию. А кто-то наверняка задумается, есть ли смысл менять насиженное гнездо на сомнительное удовольствие начинать, в сущности, все сначала: поиск работы, накопления на жилье и учебу детям, притирание к новым обстоятельствам, правилам, традициям. Любая красота, особенно внешняя, известно, обманчива. Как и статус «президентского» города.

Но и жить на периферии сегодня сложно. Её, периферию с небольшими в основном городами, развивать нужно. Но это, увы, не про Россию…

Санкт-Петербург

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика