Торговля лагерной пылью

Торговля лагерной пылью

Прибалтийские республики решили привлечь туристов с помощью такой мрачной страницы своей истории, как «лесные братья», поднимая на щит этих пособников нацистских оккупантов. Фактически прибалты делают попытку встроить свою туриндустрию в такое явление как «нацистский туризм», довольно распространенное в европейских странах в последние годы и вызывающее подчас жесткую критику со стороны здравомыслящих представителей общественности.

Так, в июне 2017-го в шотландском городе Глазго проводилась первая конференция по «нацистскому туризму», на которую собрались историки, музейщики и ученые. Участники форума с тревогой отмечали, что восприятие участниками турпоездок мемориальных комплексов на месте бывших концлагерей далеко не всегда отличается от реакции на посещение развлекательных заведений, и они порой столь же увлеченно делают селфи на фоне адской печи крематория, как и на фоне аттракционов в парках отдыха.

В том же 2017 году в британских СМИ развернулась дискуссия, следует ли создавать туристические объекты на острове Олдерни в проливе Ла-Манш, где находились лагеря Хельголанд, Боркум, Нодернай и Зюльт — самый западный из нацистских концлагерей. Этот остров был оккупирован Германией в июле 1940 года, после чего превращен нацистами в самую мощно укрепленную часть так называемого «Атлантического вала». В тех концлагерях содержались военнопленные из Советского Союза, депортированные лица, политзаключенные и евреи.

В 2017-м в ходе дискуссии директора национального фонда англо-еврейского наследия Маркуса Робертса, занимающегося историей концлагерей на Олдерни, нередко обвиняли в создании репутации острова как гигантского кладбища и отпугивании потенциальных туристов. До середины 2000-х проблем с турпотоком на остров не было, однако после того, как Робертс стал публиковать результаты своих исследований (в частности, он стал оспаривать официальные данные о том, что количество погибших в лагерях оставило 389 человек, заявляя, что реально нацисты умертвили 70 тысяч узников), число путешественников упало на четверть. Замглавы местного самоуправления Иэн Тагби, выступивший в 2015 году против создания на острове мемориальной зоны, заявлял, что Олдерни «должны быть приятным островом, ибо что было — то прошло».

О том, как действуют в направлении «нацистского туризма» прибалты, «СП» уже писала svpressa.ru/society/article/294336/. Что касается Германии, то там сегодня есть несколько объектов, связанных с нацистским прошлым, доступных для посещения туристов. Среди них — бункер Гитлера (на месте расположения которого до 2006 года не было никаких опознавательных знаков); бывшая вилла бизнесмена Эрнста Марлье, на которой проходило Ванзейское совещание — ныне там находится музей, Центр эвтаназии Адамары в Гессе (сейчас там мемориальный комплекс); замок Фогельзанг (на его территории располагался крупный учебный центр для молодых активистов НСДАП); бывший концлагерь Заксенхаузен, официально включенный в программу для посещения туристов; концлагерь Дахау — сейчас на его месте находится открытый в 1965 году музей-мемориал, во время посещения которого туристы могут увидеть печи лагерного крематория, газовую камеру; концлагерь Берген-Бельзен, на месте которого также расположен мемориальный комплекс.

Появился даже термин «холокост-туризм», когда туристы стремятся посетить объекты, связанные с нацистским прошлым, превратившиеся в государственные музеи. В Польше существует несколько таких объектов — Майданек, Биркенау, Треблинка, Собибор и другие. По мнению американского антрополога Джека Кугельмасса, поездки израильских туристов в Польшу по линии «холокост туризма», финансируемые министерством образования страны, порою привлекают патологических персонажей, потому что «пропагандируют смерть, так как объекты холокоста производят сильное эмоциональное воздействие». А навязывание организаторами поездок их трактовки событий носят националистический характер. Ряд израильских раввинов даже выступали с обращениями, чтобы прекратить это поездки. Однако остановить или притормозить «холокост-туризм» им не удалось.

Одним из ключевых моментов «нацистского туризма» в Европе является его «ползучая» коммерциализация. Конечно, извлечение прибыли из посещения музеев и мемориальных комплексов, связанных с периодом нацизма, в европейских странах пока не вносится в повестку дня (их посещение пока остается бесплатным), однако у большинства таких музеев и комплексов, организуются музейные лавки, в которых посетители могут купить продукцию так или иначе, связанную с этими местами. Так, мемориальный комплекс бывшего лагеря Берген-Бельзен неплохо торгует продукцией, на которую часто помещается изображение Анны Франк — девочки-подростка, погибшей в этом лагере и получившей широкую известность благодаря обнаруженным и опубликованным дневникам. Так что, капитал потихоньку берет в свои руки и историческую память, превращая ее в объект извлечения прибыли.

Это особенно проявилось в 2013 году, когда германская риэлторская компания Metropole Marketing приобрела заброшенное здание известного нацистского курортного комплекса «Прора» на острове Рюген и приступила к возведению на нем гостиниц класса люкс и летних домов для туристов. Как известно, в годы нацизма «Прора» возводилась как крупнейший туристический лагерь в мире и была частью нацистской программы «Сила через радость». С началом войны здание курортного комплекса было преобразовано в жилища для рабочих и лагерь для беженцев. И вот, теперь Германия, видимо, решила вернуть себе «силу через радость» на острове Рюген. Первых отдыхающих курорт принял в 2015 году. Конечно, нынешние владельцы курортного комплекса не выпячивают его нацистское прошлое, но и не отрицают, что весьма показательно.

Профессора Шотландского университета в Глазго Малькольм Фоули и Джон Леннон (организовавшие в июне 2017-го конференцию) считают «нацистский туризм» частью «темного туризма» — путешествий по местам человеческих страданий и гибели людей. В увидевшей свет в 2000 году книге утверждают, что «темный туризм» — часть постмодернистской культуры и означает посещение «ставших элементами потребления и превращенных в товар мест смертей и катастроф». Если перевести данный постулат на отечественную почву, то именно постмодернистские приемы и коммерциализация стали в свое время основой для оплевывания нашего героического прошлого и наших героев (от анекдотов до псевдоисторических исследований) и их десакрализации. Но если на Западе «нацистский туризм» стал инструментом постепенного пересмотра результатов Второй мировой войны, то на Украине и в России ему отводится особая, стратегическая роль. И о ней — в следующий раз.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика