Тайвань потеснит Китай в ООН?

Тайвань потеснит Китай в ООН?

Власти Китайской Республики (Тайвань) начали кампанию по возвращению в ООН и ищут поддержку мирового сообщества, пишет South China Morning Post.

В Тайбэе уверены, что мировой вклад государства во время пандемии COVID-19 увеличивает их шансы на возвращение в организацию. «Все больше и больше членов мирового сообщества осознают нашу необходимость присоединиться к международным организациям и усиливают поддержку нашего значимого участия в этих учреждениях», — заявила генеральный секретарь министерства иностранных дел Тайваня Лили Сюй.

По ее словам, республика уже заручилась поддержкой 15 официальных союзников острова и обратилась к другим сочувствующим странам с просьбой поднять этот вопрос в Генеральной ассамблее ООН, несмотря на сильную враждебность со стороны материкового Китая.

Напомним, что Китайская республика с 1945 по 1971 годы занимала место Китая в ООН, однако впоследствии США изменили свое отношение, признав КНР с целью создания противовеса Советскому Союзу. С тех пор они неукоснительно следовали «политике одного Китая», отказывая Тайбэю в признании де-юре, но, признавая де-факто, торгуя с ним, в том числе оружием.

Все эти годы Тайвань не оставлял попыток «вернуться» в ООН, но неизменно получал отказ из-за позиции КНР. Однако сейчас ситуация меняется, и США уже фактически в состоянии холодной войны с Китаем. Но как далеко они могут зайти в чувствительном для Пекина вопросе Тайваня? И на что рассчитывают в Тайбэе? Что теперь их кто-то признает?

— Они рассчитывают на внимание, — убежден доцент Финансового университета Геворг Мирзаян. — В последние месяцы произошла резкая активизация процессов вокруг Тайваня. В частности, резкое усиление контактов Тайваня и Японии. Речь не идёт о том, чтобы Тайвань вошёл в состав организации Объединенных Наций. Речь идет о банальном «троллинге» Китая, которым занимается не только и не столько Тайвань, сколько Соединенные Штаты, стоящие за ним.

«СП»: — В чем выражается «враждебность» Китая? Что изменилось в отношениях между ними?

— «Враждебность» Китая заключается в том, что Китай постоянно реагирует на все поползновения Штатов, Японии и других стран вокруг Тайваня. Каждый раз мы слышим резкие заявления китайских официальных лиц. Соответственно это и воспринимается как враждебность. По сути, организаторы провокации вокруг Тайваня хотят посмотреть, где и в чём находятся китайские красные линии в тайваньском вопросе.

«СП»: — И как они будут вести эту кампанию? Кто их поддержит?

— Их кампания будет заключаться в выражении намерений. Намерения, которые поддерживают Соединенные Штаты, но которые не обратятся в место Тайваня в ООН. Хотя бы потому, что для этого Тайвань должен признать себя государством. А он признавать себя государством не будет, поскольку это будет означать приглашение Китая к началу полномасштабных боевых действий против Тайваня.

«СП»: — США хоть и не сразу, но признали политику одного Китая. Впрочем, Трамп ставил ее под сомнение. Чего ждать дальше? Фактически идущая холодная война между Вашингтоном и Пекином может привести к признанию Тайваня? Или Вашингтон может, не признавая Тайвань, начать его вооружать, к примеру?

— Тайвань представляет себя финальное оружие Соединённых Штатов против Китая. Если американцы больше не смогут противостоять китайской мягкой силе, проиграют Китаю на экономических идеологических фронтах, то они в любой момент могут запустить тайваньскую историю. Опасность ее в том, что если Тайвань признает себя независимым, то у Китая и не будет других вариантов, кроме как начинать полномасштабную войну. Войну, в которой он будет агрессором, напавшим на остров, тогда как США получат легитимный повод для начала войны против Китайской Народной Республики.

«СП»: — А как Пекин отреагирует, если какая-либо страна откажется от политики одного Китая? Чем ответит?

— Китай традиционный отвечает на это снижением уровня дипломатических отношений или вообще их прекращением. В зависимости от того, насколько серьёзно нарушается принцип одного Китая. Параллельно с этим, конечно же, пойдут экономические санкции со стороны Китая. Именно поэтому ни у кого особо нету желания этим заниматься. Ну, может быть, только у стран уровня Прибалтики.

«СП»: — Ранее Тайвань уже занимал место Китая в ООН. А возможны ли чисто технически два «китайских кресла»? Ведь Тайвань может называться Тайванем, а не Китайской республикой… Было же два Йемена, две Германии…

— Нет, это невозможно. Хотя бы потому, что это будет означать признание всеми, в том числе Китаем, независимости Тайваня. Для Китая это невозможно. В том числе и по внутри политическим причинам. Такое признание приведет к падению нынешнего китайского правительства.

«СП»: — Как далеко может зайти «троллинг» США? Отношения зашли в тупик. Трамп, едва став президентом, провел телефонные переговоры с Тайванем, чем нарушил многолетний запрет. А что Байден? Могут ли они пойти дальше, и где тут красные черты?

— В том-то и дело, что непонятно, где есть красная черта. Однозначно красной чертой является открытое признание Тайванем своей независимости. Это «казус белли» в чистом виде. Но вот каковы красные линии до этой черты? Где и что Китай воспримет как её пересечение? Сейчас идут игры вокруг этих красных линий. Игры с дешёвыми победами и дешёвыми перформансами, которые могут выйти очень дорого всем участникам.

— Скорее ООН прекратит свое существование, чем Тайвань добьется признания независимости, — уверен политолог Андрей Милюк. — Никаких перспектив в этом вопросе нет.

Тайвань, что называется, «отрабатывает номер». Каждый год отрабатывает, каких-то прорывных достижений и в этом году, и даже в следующем ожидать не стоит. Зачем тогда Тайвань это делает — примерно та же мотивация, что и попытки Украины вернуть Крым: это часть национального мифа. Изменить сложившуюся ситуацию обеим странам не под силу, поэтому остается ныть и взывать к совести мировой общественности.

Сама мировая общественность в лице ООН близка к политической смерти, потому что перестала отвечать произошедшим за последние годы изменениям: мир дробится на зоны влияния региональных стран-заводил, застрельщиков нового передела. Естественно, им не нужен пережиток послевоенного мироустройства, еще и подверженный влиянию вчерашнего мирового жандарма.

В этом смысле и Тайвань выглядит пережитком недовоеванной гражданской войны в Китае. Занозой из середины 20 века. В наступающем новом мире существование свободного Тайваня исключено. Но до этого момента США вполне могут решиться в той или иной степени признать Тайвань: отношения с Китаем будут только ухудшаться, вплоть до возобновления экономической войны — независимо от того, придет ли к власти Трамп или его противники. Кто последует примеру США? Очень немногие, самые близкие союзники, да враждебная Китаю Индия: ссориться с Китаем слишком уж накладно.

ООН не спасет Тайвань, США лишь отсрочат его возвращение в состав материкового государства. Единственное, на что может уповать остров, — это внутренние проблемы Китая. Складывается ощущение, что нынешнее всесилие Китая, его стремительная экспансия на все континенты сразу — все это поражает воображение, но и скрывает от глаз наблюдателей какие-то важные внутренние процессы, накопление противоречий.

Внутри Китая только недавно начал появляться класс обеспеченных городских жителей — аналог того слоя общества, откуда затем вырос наш «креативный класс», бойкий и крикливый, требующий себе кусок политической власти. В полной мере насладившись своим экономическим благополучием, не потребует ли этот класс для себя политического представительства; не вынесет ли вперед ногами КПК, несмотря на всю мелочную полицейщину в жизни китайского обывателя? У нас слишком мало данных для точных утверждений.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика