Невнятный праздник новой России «4 ноября» следует отмечать 7 ноября. Удивлены?

Невнятный праздник новой России «4 ноября» следует отмечать 7 ноября. Удивлены?

Цифры для людей убедительнее, чем буквы. Но вот методы подсчёта, системы и тому подобные «мелочи» могут разительно отличаться, отсюда, например, столько скептицизма к статистике. Тем не менее, существует огромная разница между, скажем, 2Х2=11 в троичной системе исчисления (в ней всего три цифры и основание = 3, поэтому так).

И между 2Х2=0 согласно поправке в Конституцию РФ, где по-прежнему записано «2 срока», особенно с учётом того, что одно и то же Ельцину было нельзя, а Путину, вдруг, стало можно. Стройность формализированной логики (пусть и не совсем привычной) против «сиюминутной» политической аргументации — и какую же правильное мышление промаркирует ошибочной? От простого двинемся к элементарному.

Очищение Китай-города осенью 1612 году разные исторические источники фиксируют с «разбросом», но большинство сходится на «22 октября». Тут же какой дополнительный фокус: иноземные католики жили по григорианскому летоисчислению (началось с буллы папы Григория XIII перескоком с 5 на 15 октября 1582 года), отечественные православные — по юлианскому. Разница между календарями (имеет накопительный эффект от столетия к столетию) на тот момент составляла 10 суток. То есть, повторяюсь, интервенты отступили в «свой» — захваченный ими — Кремль 22 октября. По «басурманскому», значит, который станет нашим много позже — 1 ноября.

Теперь обратимся к буквам — «отступить в Кремль» не тождественно «освободить Москву». Какое-то время велись переговоры об условиях, пока польский комендант Миколай Струсь не принял решение капитулировать. Из ворот они вышли — 26 октября (+10 дней = 5 ноября). Потом молебен и торжественное вступление войск Пожарского и Трубецкого (на следующий день). Что же стряслось такого 25 октября, оно же 4 ноября по меркам 1612 года? НИЧЕГО! Не считая, конечно, тяжкого раздумья интервентов. Получается, мы им сейчас, типа, сопереживаем? Ведь, не сражение отмечаем, не освобождение Кремля, а «раздумия»?

С переходом в 1918 году на «новый стиль» (уже +13 дней) 25 и 26 октября оказались 7 и 8 ноября. Напомнить, чем знамениты? Сплошное «увы» для российско-федеративной власти, если задача стереть из памяти предшественников. Вот же оказия какая: уход «временного гарнизона» из Кремля по логике формального летосчисления совпал с низложением Временного правительства в Зимнем дворце — извиняйте за тавтологию с аналогией.

На помощь призвали святое: 22 «юлианского» октября Православная церковь долго отмечала осеннее празднование Казанской иконы Божией Матери. В XXI веке к этой дате, ничтоже сумняшеся, добавили «григорианскую разницу» XX века (+13) и вышло — «народное единство». Самое забавное впереди.

«Осеннюю Казанскую» в дополнение к летней (июльской) на наших просторах стали отмечать по велению царя Алексея Михайловича. До того момента октябрьский праздник с подтекстом «избавления от поляков» если и был, то не всеобщий. А «во всех городах и по вся годы» назначено в честь появления на свет царского первенца … 22 октября 1649 года. Через 37 ЛЕТ после 1612 года!

Дело даже не в том, что Российская Федерация — государство светское (как же мусульмане, как же атеисты). Мы что — 4 ноября вдобавок день рождения царевича Дмитрия Алексеевича отмечаем? Отнюдь! Во всех энциклопедиях рождение «первого сына царя Алексея Романова» датируется, как 22 октября (1 ноября) 1649 года. С чего же тогда 22 октября 1612 года это «4 ноября» по нынешнему российскому разумению?

Впрочем, может всё верно? Не по «сути», не по «букве», не по «цифре», а по «современному духу»? Чуете, чем пахнет? Ведь на каждую логику найдётся другая: где они, те, что от 1917 и до 1991? Всего-то 70 (округляют) лет продержались. Значит, наплевать на «7 ноября» и забыть!

Однако, видите ли, какая штука, обычно «наступление капитализма» не фиксируемо — в других странах нельзя определить «исторический рубеж». Но мы-то родом из уникальной, в которой Александр II отменил крепостное право 3 марта (19 февраля) 1861 года. В том Манифесте заключается вся радость зарождения прогрессивных — без иронии — капиталистических отношений.

А Николай II отрёкся от престола 2 (15) марта 1917 года и с октября (ноября) того же года в отечественных широтах обозначился следующий — социалистический курс. Быть частью остального и противостоять остальному, пытаясь установить хоть и альтернативные, зато собственные правила — принципиально разные способы существования. Угадайте когда легче? Тем не менее, с 1861 по 1917 «капитализму» удалось продержаться … 56 лет. Для «осознания и просветления» напоминаю, что весной 1917 года всех, кого звали «большевиками» набиралось не более 15−20 тысяч человек на миллионы подданных Российской Империи.

Второй «приход» капитализма ещё курьёзнее. Скептики утверждают, мол, после дефолта 1998 года, он полностью прельстился «оборотнем» феодализма (Феод — собственность или право на получение дохода, пожалованные вассалу сеньором в обмен на службу). Не поддадимся на провокацию, поверим в «капитализм» с 1991 года. Итого 30 лет. Остались сущие пустяки, вместо советских разведанных месторождений, инфраструктуры и ядерного оружия, благодаря которым с Российской Федерацией по-прежнему считаются (правда, с каждым годом всё менее и менее) завести собственные «ништяки», ведь капитализм — он про «создать» частное для общего, а не «раздать» общее для частного. «ДеЛательность» вместо «деятельности».

Баланс: 70 «социалистически лет» против 56 «царско-капиталистических» (или 30 «новокапиталистических») достойны того, чтоб не зачёркивать «7 ноября». Поэтому, с наступающим! А «единяться» прошлым бесполезно — там уже никого нет, примирить способно будущее.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика