Наш паровоз вперёд летит — в Кабуле остановка

Наш паровоз вперёд летит — в Кабуле остановка

Не успело утихнуть эхо Афганского переворота, как новая власть в азиатском государстве заявила о готовности построить новую жизнь. Причём, вероятно, чужими руками и за чужой счёт. Инфраструктурные проекты на территории одной из самых бедных стран вновь заинтересовали её соседей и крупные экономики. Россия не исключение. Москва, среди прочего, не прочь помочь Кабулу построить железную дорогу. Но стоит ли нам вкладывать силы и средства в нестабильное государство?

В российских государственных монополиях считают, что стоит. Так, в РЖД заявили о готовности сотрудничать со своими узбекскими коллегами и партнёрами — чтобы вместе связать Среднюю Азию с Юго-Восточной.

«РЖД готовы к сотрудничеству с железными дорогами Узбекистана в части подготовки технико-экономического обоснования проекта Трансафганской железной дороги», — рассказали в пресс-службе компании ТАСС.

Речь идёт о железнодорожном коридоре, который свяжет Евросоюз, Россию, Казахстан, Узбекистан, Афганистан, Пакистан, Индию и страны Юго-Восточной Азии. Афганистан остаётся последним невозведённым звеном в этой транспортной цепи. Чтобы её замкнуть, предлагается построить железнодорожную магистраль «Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар». Это путь длиной 573 километра. Его строительство оценивается в $5 млрд. А транзитный потенциал — в 20 млн. тонн грузов в год.

В Ташкенте Трансафганскую железную дорогу уже назвали «проектом века». И не случайно! Узбекистан — одно из двух государств в мире, отрезанных от глобальной торговли двойным кордоном. Страна не имеет выхода к морю. Если проект будет реализован, Узбекистан получит еще один выход на мировой рынок — через южный коридор. Причём путь на юг будет короче и дешевле экспорта по другим направлениям: через Казахстан и Россию или Киргизию и Китай. Об этом заявил президент среднеазиатского государства Шавкат Мирзиёев.

«Представьте, перевозка одного узбекского контейнера через Иран или Пакистан станет в три-четыре дешевле, время сократится в четыре-пять… Для экспорта нужна дорога. Когда дорога станет короткой и дешёвой, будет обеспечено стабильное развитие экономики, это принесёт пользу предпринимателям», — пояснил глава государства.

К слову, именно Узбекистан является инициатором строительства Трансафганской железной дороги. Дорожную карту проекта её участники — Узбекистан, Афганистан и Пакистан — подписали в начале 2021 года в Ташкенте. Стороны планировали к концу весны подготовить техническую документацию, а осенью — начать строительство. Но в мае Кабулу стало не до паровозиков. А к осени в Афганистане сменилась власть — страну захватили талибы*.

И тут снова надо отдать должное Ташкенту. Узбекские власти не опустили руки. Летом они заручились финансовой поддержкой Всемирного банка. Международный кредитный институт пообещал выделить 35 млн. долларов на разработку проекта Трансафганского железнодорожного коридора.

Осенью к проекту подтянули Россию и новые власти Афганистана. Российские и Узбекские железные дороги рассчитали объёмы грузов для Трансафганского транспортного коридора и разработали несколько маршрутов его прохождения.

Документацию с плюсами и минусами каждого варианта передадут в Кабул. Там, по словам представителя Узбекистана, в ответ намекнули, что заинтересованы в присоединении к Совету по железнодорожному транспорту государств — участников СНГ. Если Москва, Ташкент и Кабул перейдут от слов к прокладке шпал и рельсов, это будет означать, что Афганистан окажется в нашей колее. Не только стратегически — в зоне российских экономических интересов — но и в действительности.

Сегодня в Афганистане нет развитой сети железных дорог. Но ряд соседних государств «вошли» на его территорию со своими путями. И у каждого разная колея. С запада из Ирана пришла европейская — шириной 1435 мм. С севера из Туркмении, Таджикистана и Узбекистана русская — шириной 1520 мм. А в Пакистанском Пешаваре индийская — шириной 1676 мм. Получается, кто первым проложит Трансафганскую дорогу со своей колеёй, тот и будет на железном коне.

Политолог Анатолий Несмиян (Эль Мюрид) напоминает, что шириной колеи уже давно перестали мериться — технически проблема решается очень быстро простой сменой тележек. Другое дело, что Москве стоит разыграть хоть какую-то карту в экономической битве за Афганистан.

— У нас там пока всё-таки не такие сильные позиции. Там в основном представлены Китай и Пакистан, с одной стороны, и Иран и Турция — с другой. Но для всех выгодно, чтобы Афганистан включился в торговый, экономический и прочий оборот — чтобы он встал на рельсы развития. Если у них там так и останется разрушенная инфраструктура, промышленность и прочее, то, естественно, Афганистан будет и дальше подрывать региональную безопасность.

«СП»: — И мы готовы заплатить за это несколько миллиардов долларов?

— С учётом того, что это всё-таки транзитная дорога, она всё равно окупится. Тем более, что она ложится в концепцию Китайского шёлкового пути. Это один большой проект по доставке товаров из Китая в Европу и, естественно, торговля ими по пути. И чем больше маршрутов, тем Пекину выгоднее. А мы, если и будем там, то таким миноритарным акционером, не более того.

«СП»: — Но сейчас одним из самых активных идеологов Трансафганской железной дороги выступает Узбекистан. Какие выгоды получит эта страна от проекта?

— Через Узбекистан сейчас проходит не сильно высокий трафик международной торговли. Естественно, узбеки заинтересованы, чтобы через них шли какие-то дополнительные потоки товаров.

«СП»: — Какова перспектива реального строительства Трансафганской железной дороги?

— Вокруг Афганистана было очень много разных проектов — газопровод, месторождения, железные и автомобильные дороги — но пока это всё как-то зависает в воздухе. И сейчас, вполне возможно, это может надолго зависнуть. Большие риски несёт нестабильность в Афганистане. У Талибана внутренних врагов достаточно — из числа тех, кого удалили от власти в стране.

Станислав Тарасов, политолог, эксперт по проблемам стран Ближнего Востока и Кавказа считает, что пока Трансафганская железная дорога — проект больше политический, чем экономический.

— Экономика сейчас, в условиях нестабильного Афганистана, вторична. А первична — политика. Афганистан — очень богатая страна, там есть, над чем работать. Но ему не везёт с политической стабильностью. Об этом и других проектах разного типа разговоры идут давно. Они теоретически на бумаге прописаны. Но практическая ситуация связана с ситуацией в самом Афганистане и вокруг него.

«СП»: — Что мешает реализации этого проекта сейчас?

— Нестабильность. В Афганистане не понятно, с кем общаться. Чтобы такого типа объекты строить, нужно понимать, кто хозяин, нужно какое-то лицо ответственное. В Афганистане правительство неустойчивое. То, что происходит сейчас в Кабуле, — взрывы, теракты, вылазки террористов под разными названиями — создаёт ощущение, что талибы могут быть свергнуты, и к власти могут прийти более радикальные силы. С кем иметь дело? Ведь этот проект с серьёзными капиталовложениями. Понятно, что в такой ситуации ни о каких конкретных действиях говорить не приходится.

«СП»: — Тогда как можно расценить ту активность и заинтересованность в проекте со стороны России?

— Это обычная активность, которую проявляют сейчас (в отношении Афганистана, — ред.) все: Россия, Иран, Китай. Даже Штаты, которые вроде ушли, но проявляют активность к различным проектам. Это нормально. Это показывает, что эти страны держат руку на пульсе ситуации в Афганистане и вокруг него. Форматов сейчас проходит много. — «Двадцатка» была недавно, в Иране было какое-то совещалово с участием талибов, в Исламабаде. Их (талибов, — ред.) хотят каким-то образом мотивировать, понять, с кем они, что за ними стоит. Это речь не только о геополитике идёт. В Афганистане сейчас тяжелейшая экономическая ситуация — страна на грани гуманитарной катастрофы. Нужно реализовывать какие-то экономические проекты. В данном случае всё правильно говорят. Но действия пока осуществляются в сфере политики. Главное — понять, насколько устойчива ситуация в Афганистане, не сползёт ли она к гражданской войне.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика